Кесарево сечение часто воспринимается как нечто вторичное. Такое чувство, будто формат родов выбирает сама женщина. Мамы Нью-Йорка в спецпроекте «HuffPost Parents» решили показать свои шрамы и рассказать истории родов.

Лигия, 37 лет: "Воды хлынули в субботу вечером, а в больницу я пришла на следующий день в полдень. Я пыталась избежать любого медицинского вмешательства, хотела естественности. Но в понедельник днем все забеспокоились. Мое давление повысилось, ребенок был в беде. Решили делать кесарево сечение.  Я люблю свой шрам. Когда я смотрю в зеркало, иногда я думаю, что он улыбается мне. Это страшно, когда тебе говорят: «Мы собираемся разрезать вас, чтобы достать ребенка». Но для меня это был лучший вариант.

Мара, 41 год: «Мы три года пытались забеременеть вторым ребенком. Пережили два выкидыша. И вот чудо случилось. А на 37 неделе врачи не смогли услышать сердцебиение моей дочери. Я на самом деле очень беспокойный человек, но в тот миг я должна была оставаться спокойной. Я знала, что у меня только один выход – кесарево сечение. Несмотря на то, что в первый раз я рожала сама, вторые роды я люблю ничуть не меньше».

Джоди, 42 года: «Я была беременна девочками-близнецами, и с 26 недели находилась на постельном режиме из-за несостоятельности шейки матки. Врачи думали, что все закончится в 28 недель, затем в 30, потом в 32…Но я сделала это. Я ела в постели, делала упражнения в постели. Я держалась до тех пор, пока они не приняли решение кесарить. Я была очень взволнована. Я радовалась. Потому что мы с мужем несколько лет пытались забеременеть, я мечтала о том моменте, когда возьму их на руки. И знаете, что? Я на самом деле люблю свой шрам. Он доказывает, что мои дети были со мной».

Сьюзен, 32 года: «Когда я забеременела первой дочерью 5 лет назад, я планировала рожать естественным путем. И все шло как положено. Схватки начались. Но спустя 15 часов ничего не изменилось. Врач, пришедший на осмотр, услышал, что частота сердечных сокращений ребенка замедляется. Он сказал, чтобы я готовилась к КС. Я была опустошена. Я помню, как рыдала, подписывая документы о согласии. Мне было страшно. После кесарева сечения мне все говорили: «У тебя здоровый ребенок! Почему ты грустишь?». А я чувствовала, что мои чувства были проигнорированы, ведь я хотела родить сама. В течение нескольких месяцев я была зла на себя и на окружающих».

Молли, 37 лет: «Врачи отслеживали схватки, но с каждым часом падала частота сердечных сокращений у ребенка. В итоге было принято решение делать кесарево сечение. Скорей всего, это мой единственный ребенок, поэтому я очень хотела родить сама. Но у меня нет никаких сожалений. Я готова переживать этот опыт – тот день – каждый год».

Лиз, 27 лет: «У меня были замечательные врачи. Они все сделали так, что мне казалось, будто кесарево сечение — мой выбор. Хотя на подсознании я все равно понимаю, что у меня не было выбора. Ребенок был в беде. Но теперь у нас есть замечательный маленький мальчик. Он здоров. Раньше я думала, что сделаю татуировку, чтобы ознаменовать рождение моего сына, но сейчас я чувствую, что она мне не нужна. У меня есть другое напоминание».

Марисса, 34 года: «Всю беременность меня сопровождал токсикоз. Несколько раз меня госпитализировали в больницу. Еще бы, за первый триместр я потеряла почти 10 кг. Я не могла встать с постели. На 36-неделе у меня начались тренировочные схватки, и врачи сказали, что роды не за горами. Еще неделя прошла, а я оставалась на постельном режиме. Тренировочные схватки продолжались, но интервалы не увеличивались. 15 минут и не чаще. Так продолжалось в течение 2 недель. На 38 неделе я взмолилась: «Я несчастна, я не могу спать, я не могу есть». Тогда меня отправили на УЗИ и оказалось, что у меня отслойка плаценты.

Врачи решили, что пришло время, чтобы сделать кесарево сечение. Когда я пришла в себя, моя дочь уже лежала рядом, а я подумала: «Что, черт возьми, произошло?!».

Саванна, 35 лет: «Мой сын родился три с половиной года назад. Моя мама – акушерка, поэтому я планировала его рождение без медикаментозного вмешательства. Но на поздних сроках оказалось, что ребенок находится в неправильном положении. Мне делали иглоукалывание, я всячески крутилась, ходила к мануальному терапевту, занималась йогой, но бесполезно. Я чувствовала, что это моя вина, что я не могу родить его вагинально. Мне казалось, что я делаю что-то неправильно или мое тело неправильной формы. Я очень грустила, когда видела моих друзей на прогулке в парке через неделю после родов, а сама не могла залезть даже в ванную, потому что находилась в процессе восстановления. Шрам долгое время напоминал мне о тех чувствах. Мой сын здоров, и я тоже. Но я хотела родить сама».

Мэриел, 32 года: «Я не ожидала кесарево сечение, но спокойно отнеслась к этому. Когда через 13 часов схваток с частотой каждую минуту открытие оставалось на уровне 5 сантиметров, а количество вод было ничтожно мало, врачи решились на КС. Но, знаете, мой большой шрам от нападения питбуля в 2010 году ничем не лучше».

Латина, 41 года: «Схватки длились 36 часов, а раскрытия в 8 сантиметров все не было. Как итог — кесарево. У меня низкая восприимчивость к лекарствам, поэтому я чувствовала жжение, когда меня начали резать. Шрам не беспокоит меня. Это просто напоминание о том, что ребенок появился этим путем. Я не думаю, что это некрасиво».

Николь, 30 лет: «У меня был крупный плод, поэтому врачи дали мне выбор. И я решила, что КС безопаснее для меня и для него. Было страшно, но все прошло хорошо. Со вторым ребенком у меня тоже было плановое КС. Какое-то время я читала в интернете, что мамы, согласившиеся на кесарево, выбрали легкий путь…Вы знаете, это безумие! Я не чувствую вину. У меня двое здоровых детей, и я знаю, что на этот свет привела их я».

Лашанда, 40 лет: «Я довольно быстро восстановилась после кесарево, и благодарна медсестре, которая приходила каждый день ко мне домой, чтобы помочь с перевязкой. Я сначала очень волновалась, что шрам будем выглядеть плохо, но этого не случилось. Теперь я сертифицированный консультант по ГВ и вижу многих женщин, которым восстановление по КС дается труднее».

Кэролайн, 36 лет: «Я родилась с глаукомой, поэтому всегда знала, что мои роды – это кесарево сечение. И это было идеально. Мой шрам напоминает мне о чудесном событии – рождении моих детей».

Читать также: Эта фото-серия призывает мам любить свой живот после родов

, , ,
Вам будет интересно!

Комментировать:

avatar
500
wpDiscuz