Нет ни одной матери, у которой бы не падал ребенок. И если кто-то будет отрицать сей факт, не верьте. Падали все! Но не у каждой матери хватит смелости признаться в этом.

Ребенок упал

О падениях детей, чувстве вины и собственном опыте сегодня рассказывает Алина, мама 8-месячного сына.

У нас благополучная семья. Мама, папа, полный комплект бабушек-дедушек, мега-коляска, самая лучшая в мире кроватка, самый комфортный стул для кормления, самый дорогой рюкзак-кенгуру…Нет, я не хочу всем этим похвастаться, я хочу, чтобы вы поняли: я до потери пульса люблю своего сына и с самого рождения хочу для него только лучшего.

Когда он только родился, одна знакомая с маленькой дочкой рассказала мне страшную правду: «Моя дочь один раз упала с дивана. Я никогда не забуду этот день. Но это было. И я точно скажу тебе, что это есть, было и будет с каждой! Будь внимательнее, твой перфекционизм тебя не спасет».

Я пыталась держать ухо востро. Мы не оставляли ребенка на кровати или диване в одиночестве, купили коляску и стул для кормления с ремнями. Мы изо всех сил старались сделать наш дом безопасным для ребенка.

Но в тот день сын сильно испачкался в каше. Во время обеда размазал ее по лицу, рукам и ногам. Я понесла его, чтобы умыть. Поставила в ванную, одной рукой держала, а другой стягивала футболку. Это последнее, что я помню. Как я стягивала футболку. Через левую руку. А в следующий миг он уже лежал и плакал, а в ванную вбегал испуганный муж. Пожалуй, именно его лицо мне запомнилось больше всего. Где-то на периферии сознания я подумала, что если он так быстро примчался из кухни, значит, действительно случилось нечто страшное.

В следующие пять минут мы успокаивали плачущего ребенка и искали симптомы сотрясений мозга, ушиба, перелома и прочего. Пока мы ощупывали голову и спину ребенка, мои нервы ушли за бутылкой водки, а вернулись уже с межреберной невралгией. Никаких признаков самых страшных последствий мы, слава Богу, не нашли, спустя несколько дней сын продолжает играть, смеяться, хорошо есть и нормально спать, а я теперь смотрю только в левую сторону, потому что невралгия распространилась на шею и правую часть спины. Мы продолжаем наблюдать за состоянием ребенка, на всякий случай, потому что они бывают разные…

Испытываю ли я чувство вины? Нет. Корю ли себя за неосмотрительность? Нет, пожалуй. Все это время я плачу, не ем и плохо сплю лишь потому, что боюсь последствий. Сотрясение мозга, ушибы различной степени тяжести, кровоизлияние, линейный перелом черепа. Нет, у меня нет медицинского образования. У меня есть Google. И истории, которые размещают в сети мамы со всей России.

Только за июнь 2016 года почти 51 000 маленьких детей оказалась не там, где ее оставили родители. Запрос «Ребенок упал» — один из самых популярных в поисковых системах. Пожалуйста, не вбивайте его из праздного любопытства. За 140 млн. результатов скрыты боль, слезы, нервы и потери.

Дети, действительно, падают у всех.

Кто-то отделывается шишками или легким испугом, но не всем так везёт.

ВНИМАНИЕ! ЕСЛИ ПОСЛЕ ПАДЕНИЯ РЕБЕНОК ВЕДЕТ СЕБЯ СТРАННО (НЕТИПИЧНО ДЛЯ НЕГО), ЭТО ПОВОД СРОЧНО ОБРАТИТЬСЯ К ВРАЧУ!

Поэтому, если однажды какая-то мама спросит вас: «А Коленька падал?», ответьте ей честно. Не пытайтесь быть идеальной матерью. Поверьте, ей гораздо нужнее ваша правда, нежели вам свой материнский нимб.

Поделиться:
Вам будет интересно!