Мы взяли мальчика из детского дома, когда ему исполнилось 4 года. Нет, у нас не было иллюзий, что он сейчас придет к нам в дом, бросится в объятия к родственникам и запричитает, что мы его спали. Этого не было, мы были готовы к реальности, но не к такой суровой.

Сначала я боролась с бабушками и дедушками, которые не хотели воспринимать второго ребенка в нашей семье как родного. Нет, они всячески пытались, но я видела, что они зацеловывают родную внучку, а Колю – едва-едва. Им нужно время, говорила я себе.

Потом у Коли начались кошмары по ночам, и я перебралась в детскую. Лежала с ним ночами, не могла сомкнуть глаз. Кровать была маленькая, детская, у меня затекали ноги. Тогда муж предложил мне временно переехать с Колей на нашу большую кровать, а он поспит в детской с дочкой. Ему одному на детской кровати было бы удобнее.

Я согласилась. Через неделю я проснулась ночью от того, что кто-то гладит меня по бедру. Муж, мелькнуло в моей голове. Нет, не может быть. Это был Коля. Я мягко убирала его руку, гладила, начинала рассказывать сказки, но это продолжалось. Рассказала мужу, тот сказал, что пора заканчивать эксперименты с совместным сном. Рассказала подруге, она сказала, что он же ребенок, у него точно нет ничего такого в голове. Ему нужно время, говорила я себе.

Потом я заметила, что он стал кусать 3-летнюю сестру. До крови, до синих гематом. Я ругала его, наказывала, выбирала разные способы, чтобы донести до него, что жестокость – не выход. Ему нужно время, повторяла я себе через месяц, через полгода, через год.

Я звонила психологам, звонила воспитателям, звонила другим родителям. Все они говорили, что это нормально, это пройдет, что, если бы так себя вел мой ребенок, я бы даже не задавала себе вопросов, нормально ли это и когда пройдет. Что мне надо принять тот факт, что ребенок мой и забыть, что я его взяла где-то и у меня есть варианты его отдать обратно.

Головой я понимаю их слова, но, когда я нахожусь между мужем, дочерью и родственниками, которые все на одной стороне реки, а приемный ребенок на другой, а я где-то посередине, мне очень трудно.

Недавно Коля сказал, что не хочет, чтобы сестра возвращалась от бабушки, что ему хорошо одному. А муж, лежа ночью, сказал, что это было ошибкой, взять ребенка, что он больше не может жить в этом напряжении, что дом превратился не в крепость, а в ров с осколками битых бутылок, что он больше не хочет возвращаться домой, потому что здесь постоянно слезы, крики и ненависть, которую мы чувствуем от Коли.

Он дал мне неделю, чтобы придумать, что делать дальше. В глубине души я хочу вернуть Колю обратно, у меня больше нет сил его перевоспитывать. Но, с другой стороны, я боюсь, что меня осудят, я боюсь, что уже привыкла к нему и буду скучать.

Автор: Н.

Комментарии на сайте отключены. Обсудить историю можно в наших аккаунтах в социальных сетях: ВКонтактеInstagram, Facebook или Одноклассники.

Если вы тоже хотите поделиться опытом и рассказать о материнстве, тогда оставляйте свои истории по ссылкеАнонимность гарантируется!

Загрузка...
Вам будет интересно!