Наверное, это лишнее, но после ночного дежурства в родильном отделении, если потереть лицо рукой и понюхать – то ощутишь запах, знакомый мне до боли уже 10 лет. Это ни с чем не сравнимый запах дежурства: смесь аромата околоплодных вод, крови, собственной кожи и одеколона «Дживанши». Запах, который говорит мне, что подвиг на сегодня — закончен.

Про то, что скорее всего будет атония матки, я знал сразу. Женщина в родах 28 часов, гигантский диабетический ребенок плотно застрявший в малом тазу, все не рождался и не рождался. Многократные вчерашние попытки заполучить согласие роженицы на кесарево сечение увенчались успехом только сегодня. Вы думаете я не сторонник естественных родов? Да я, извините за выражение, ярый сторонник!

Только вот в чем беда, милая вы моя девушка, естественные роды при определенных обстоятельствах могут привести к вполне естественной смерти вашего долгожданного ребенка. И к вашей тоже… Давайте все же, может, сделаем кесарево сечение? Обещаю вам – кесарево будет как можно более естественным…

Кровотечение — это как пощечина. Оно всегда собирается унести чью то жизнь, а мы — всегда против. Мы знаем его настолько близко, что даже чувствуем его его характер, его нрав и повадки.

И никто уж не впечатляется на примитивное кровотечение после разреза промежности в родах – чистой воды дамский трюк для привлечения внимания! Выглядит как трагедия мирового масштаба, но пара-тройка швов и драмы как ни бывало…

Любой салага-резидент с довольной улыбкой придушит такой блидинг в три стежка…

Самое страшное, как извержение вулкана, горная лавина или стая белых акул — это атоническое кровотечение после родов. Вот тут-то даже у полковника и генерала колено дрожит…Атония матки это убивец…методичный и беспощадный маньяк..

Всякий акушер припомнит, когда после родов матка не сокращается и льет кровищу водопадом тебе на колени, литр в две минуты, не давая матери ни единого шанса на жизнь.

Матка не сокращалась. Из-под пациентки, лежащей на операционном столе, течет на пол тоненькая, но вполне уверенная в себе струйка крови. Кровь под столом собиралась в лужицу, но и не думала свертываться. Факторы свертывания закончились, как краковская колбаса в гастрономе под праздник.

Вот тут-то битва и случается, вот тут-то мы и рвем друг другу горло зубами. Все больницы северного Лондона подняты по тревоге. К нам везут кровь. Много крови. Нам нужно много крови. Иначе кранты.

Команда работает на совесть. Короткая фраза – приказ — тут же повтор обратно — исполнение. Как на лодке во время торпедной атаки. Общая тревога – акушерское кровотечение! Краш блип – бригада спешит на помощь… Венфлоны…В две вены физраствор под давлением – Есть! Заказать шесть юнитов крови – кровь будет готова через 10 минут!

Окситоцин сорок единиц внутривенно!

– Есть!

Карбопрост 250 в матку!

– Есть!

Ручной массаж матки

– Есть!

Кровопотеря?

– Два литра плюс!

Сжимаю огромную атоническую матку двумя руками. На ноги льется теплая кровь. Видимо, та самая, которую мы только что перелили…Пытаюсь наложить компрессионный шов Билинч – матка, мягкая как желе, рвется под нитками, заливая рану новой лужей крови.

Накладываю зажимы на маточные артерии. Игры закончились – матку надо удалять. Иначе конец. Кровопотеря уже четыре литра. Гемоглобин после десяти юнитов перелитой крови — 4.5.

Развернуть экстренную операционную!

– Есть!

Приготовиться к процедуре Би-линч, набор на удаление матки stand by!

– Есть!

Ну вот, наконец-то прислали еще кровь и ты в операционной делаешь то, что должен…и казалось бы после такого натиска все должно получиться! Да просто и не может быть иначе! А кровь тем временем из темно красной становится алой…светло-красной и почти розовой…и тут ты делаешь паузу, потому что понимаешь, что такого цвета кровь не бывает…И еще понимаешь, что за плечом у тебя — смерть.

Матка уходит в пластмассовый таз. Теперь работают гематологи. Для них разрулить ДВС-синдром – вообще не проблема. Наверное. Только бы не умерла. Если не умрет – подарю ей торт! И цветы…Только не умирай…Дура!

Давление 80 на 40. Кровит теперь не так сильно, но понемногу и отовсюду. Но не очень сильно, терпимо…

Закрываем живот с закрытыми глазами. Трубок напихали, аж три штуки…Переводим в интенсивную терапию. Помоги, Господи.

До конца дежурства еще три часа. В родильной комнате номер пять двойня на 35 неделе с кровотечением.
Господи, дай мне силы.

Автор: Цепов Д. Специалист по патологическим беременностям и осложненным родам, член Британской королевской коллегии акушеров и гинекологов.

Если вы тоже хотите поделиться опытом и рассказать о материнстве, тогда оставляйте свои истории по ссылке.

Поделиться:
Вам будет интересно!
Софа

ярый сторонник естественных родов… нашел чем гордиться.

Карина

Да, дай Бог Вам сил, терпения и долголетия, дорогие доктора!