Мы поженились очень быстро, на первую годовщину свадьбы у нас родился сын. Муж показал себя со своей наилучшей стороны, вставал по ночам кормить сына, когда я перевела ребенка на смесь по мед.показаниям со своей стороны.

У меня с детства были проблемы с животом, часто забирали в больницу, делали диагностические операции, но диагнозы всегда были разные. Окончательно диагноз мне установили, когда родился сын. За 2 недели после родов я «высохла» до 43 кг. с 60. Времени с малышом на себя было мало, в том числе и на готовку еды, поэтому питалась я, в основном, кашами и бутербродами. Это и стало толчком в стремительном развитии болезни.

Спустя месяц от явных симптомов мне поставили диагноз — целиакия. Да, да, это именно та дрянь, из-за которой мне прописана модная безглютеновая диета. Правда модной она стала уже позже.

Дальше мы ждали года сына, чтобы можно было делать ему тесты на целиакию, так как это генетический недуг. Я успокоилась, когда узнала, что не наградила сына своей болячкой. Но и без того наша жизнь перевернулась с ног на голову с учетом кучи запретов по питанию. Со временем я привыкла и все нормализовалось.

Когда сыну было 1.7, я вновь забеременела, но рожать отказалась, я не хотела, в принципе, второго ребенка и приводила доводы возможной передачи своей болезни ребенку. Муж, стиснув зубы, согласился. Позже я все-таки захотела ребеночка и народными методами пыталась зачать мальчишку. Конечно, это смешно и весело, но я пыталась.

Беременность наступила очень быстро, и я чувствовала «промах», знала, что девчонка будет. С того момента у меня были панические атаки, из головы не выходили мысли о том, что с ребенком что-то случится. Родилась наша здоровая девчушка сразу после Нового года. Я по приезду домой была над ней как коршун.

Когда выписывались, были морозы за 20С, и я не спешила покупать коляску. Внешне мне нравилась только одна модель раскрученного бренда, но по функциональности она была просто ужасная. Прошли морозы, и мы стали ездить в поисках коляски по всей Москве. Через неделю муж молча привез мне ту самую коляску. Я очень радовалась.

Так случилось, что у дочки стал закисать глазик в месяц. Я возила ее, по меньшей мере, к 3 врачам и каждый назначал капли и массаж. Но моей маме-медику этого было недостаточно, и она, доводя меня до ручки, отправляла нас на очередной прием к врачу. Записались мы на вечер следующего дня.

С утра меня почему-то терзали сомнения. Я не видела смысла снова тащиться к врачу и услышать то, что уже слышала с одной стороны, а с другой — жалко было смотреть на залипший от гноя глазик. В общем, я поехала, вызвала такси и решила, что поеду без коляски, потому что складывать и раскладывать ее одной рукой нереально, еще и люльку отдельно нести с ребенком. Таксист бы нам не помог, не смогла бы ему объяснить, как складывать нашу громадину.

Я подумала, что идти мне около 10 шагов и все-таки ее не взяла. От подъезда до такси я прошла 3 шага и также пару шагов от такси к мед.центру. На приеме я ничего нового не услышала, только назначили другие капли, так как старые за 10 дней результата не дали. Вызвала такси, чтобы ехать обратно. Я вышла на улицу по звонку с ребенком на руках. Таксист был в 1.5 метрах от нас. Как только я сделала первый шаг от ступени я почувствовала, что нога уезжает на льду и я не могу удержать равновесие, я прижала малышку к себе покрепче.

Увы и ах, я не помню, как именно я упала, голова дочки была у меня на локте, и я была уверена, что она не ударилась. Через несколько секунд к нам подбежали люди, и я поняла, что встать не смогу, дочка сильно закричала. Мужчина взял ее из моих рук, меня подняли и занесли в мед.центр. Там прибежали педиатр и хирург. Настаивали на рентгене моего колена, но я была в таком шоке, что отказалась. Педиатр дочке начала расстегивать комбинезон, но я в тот момент решила, что мне нужно срочно ехать домой, я была уверена, что ее не ударила. Я доковыляла до такси, за 5 минут доехали до дома.

Дочка успокоилась, и чтобы ее лишний раз не тревожить, аккуратно сняла комбинезон и дальше не раздевая положила в кроватку. Колено было разбито в кровь и шевелить им с каждой минутой было труднее. Боли я тогда почти не чувствовала. Прошло меньше часа и дочка проснулась, пора было ее кормить. Я ее раздела, и уложила рядом с собой. Еще через какое-то время я гладила ее по голове и почувствовала мягкую шишку, посмотрела и меня затрясло…

Пока я звонила, то маме, то в мед.центр, то мужу, эта шишка выросла вдвое. Мы по Скорой приехали в больницу, приняли нас без очереди и только оформили документы на госпитализацию. Пока оформляли, меня накрыла истерика так, что мамы в приемном поили меня водой из детских бутылочек.

Подняли в отделение, из лифта нас ждал нейрохирург и сразу стал очень быстро что-то говорить. Я почти ничего не разбирала тогда в его словах, я слышала свое сердце так, что мне казалось, что его слышат все. Через 10 минут мы уже лежали в томографе. Дальше пошли на УЗИ. Сидя там, я услышала только: «Если через час увеличится, будем оперировать».

Всю ночь нам делали УЗИ с интервалом в час и так до 7 утра. В 9 влетел уже лечащий врач с криком: «Где месячная девочка?». Снова на КТ. Потом опять УЗИ. После лечащий врач отрапортовал: «Перелом правой теменной кости, внутричерепное эпидуральное кровотечение». Тактика лечения была проста — горстка таблеток, несколько уколов в день, контроль на УЗИ. Вместе с тем каждый день дочку осматривали невролог и окулист. Невролог тщательно проверяла рефлексы, со стороны травмы они были слабые, офтальмолог сообщила, что имеет место быть травматическое косоглазие.

Каждый день я созванивалась со знакомыми врачами, рылась в интернете в поисках информации о последствиях таких травм. Везде была одна и также информация, что последствия могут быть от нулевых до ДЦП и отсталости. С каждым днем малышке становилось лучше, она снова стала улыбаться и гулить. Через неделю на вид она была такая же, как и раньше улабака, за исключением кровавой шишки на голове с мой кулак.

Шишку нам пытались пунктировать несколько раз, но безуспешно, т.к. после травмы подскочили тромбоциты и кровь сворачивалась моментально так, что шприцом откачать ее было нельзя. Домой мы выписывались тоже с шишкой, но уже в меньших объемах. Дома начались визиты невролога, педиатра и офтальмолога. Косоглазие лечили повязками, которые настырная дочка срывала, кололи препараты, назначенные неврологом, проходили курсы массажа.

К 6 месяцам шишка на голове ушла настолько, насколько возможно. Оставшаяся часть закальцинировалась и становится не видна по мере роста головы. К 9 месяцам наш гноящийся глазик все-таки зондировали, т.к. раньше было нельзя допускать сильных криков и фиксации головы для данной процедуры. Косоглазие выровнялось. Вот прошел уже год после происшествия. Сейчас я уже знаю, что резкая перемена погоды приводит дочку в состояние постоянного валяния в постели, есть не хочет, лежит похныкивает. Но нурофен всегда под рукой и помогает. Дочка левша, правой рукой если и делает что-то, то только потому что я настаиваю.

Развивается по возрасту, вроде все в порядке. Но если ровно в год мы чего-то не делали, я била тревогу и впадала в панику. Постоянные мысли — будет ли она дальше развиваться нормально, будет ли она страдать от головных болей всю жизнь? Я стала неврастеничкой…С сыном очень испортились отношения из-за того, что лечение дочки занимало очень много времени и у меня не было попросту ни сил, ни желания читать ему часами «Незнайку» как раньше. Хоть с сестрой он дружит, играет и любит, но со мной общается через губу.

Муж считает, что я зациклена на дочке. Я боюсь ее оставлять с кем то, она очень расстраивается, даже если я уйду курить на балкон. А если я ее оставляю с мамой, у нее истерика не заканчивается пока, либо я не приду, либо она не уснет. Каждый день я с нее глаз не спускаю, каждую ночь я встаю по 5-7 раз и иду смотреть как она спит, чтобы убедиться, что все в порядке. Дома она бегает и если начинает падать, то в 99% в правую сторону, как будто правая сторона потяжелела и тянет ее к полу.

А еще месяц назад мы сдали тесты и у нее подтвердилась целиакия. Теперь я запретила дома все, что может содержать глютен. Сын еще больше обозлился. В середине истории я забыла упомянуть, что сын делился своими печеньками с дочкой и месяц мы были в аду из-за симптоматики целиакии.

Муж мечтает о третьем ребенке. И его не останавливает ни пережитое, ни целиакия. Конечно, он работает с 9 утра и до 12 ночи. У меня волосы дыбом. Нет, я больше не вынесу. После его уговоров появилось желание поставить спирать и врать, что я не могу забеременеть. Виновата ли я в том, что случилось? Могла ли я это предотвратить? Как не казнить себя ежедневно за то, что я купила волшебную коляску, которую не захотела тащить с собой?

Автор: Екатерина

Комментарии на сайте отключены. Обсудить историю можно в наших аккаунтах в социальных сетях: ВКонтакте.

Если вы тоже хотите поделиться опытом и рассказать о материнстве, тогда оставляйте свои истории по ссылке. Анонимность гарантируется!

Поделиться:
Загрузка...
Вам будет интересно!