Ольга в первую беременность потеряла почку, но это не остановило ее от второй беременности через 3 месяца после родов. Как мама 2 –летней Сони и годовалой Арины решилась на такое? Читайте в нашем интервью.

Оля, были ли у тебя проблемы с почками до рождения детей?

Да, проблемы с почками были еще в студенческие годы. Я подхватила острый инфекционный пиелонефрит, впоследствии он перерос в хронический, но, в принципе, это никогда мне не мешало жить.

Расскажи, как проходила твоя первая беременность?

Я почти всю беременность пролежала на сохранении. Были плохие анализы мочи, все время гоняли на УЗИ почек. Плюс еще гемоглобин пониженный — 72, и выше не поднимался никакими препаратами. После второго триместра мне начали сохранять беременность, потому что ребенок лежал очень низко, шейка сгладилась и начала открываться. Из-за того, что дочка низко легла и передавила себе кровоток, началась плацентарная недостаточность. Прописали препарат, но от него я отказалась, потому что врач-нефролог сказал, что влияние на почки очень нехорошее, плюс он разжижает кровь и в случае кровотечения ее будет просто не остановить.

Ты выбирала специализированный роддом?

Нет. Мне сказали, что это рядовая ситуация. Обострение пиелонефрита чуть ли не у каждой второй женщины во время беременности, ничего страшного в этом нет.

На каком сроке ты в итоге родила?

Закрепили мне беременность так, что я сама не смогла разродиться. Пришла в роддом на сорок третьей неделе. Врачи, естественно, все удивились, как это я с таким низким расположением плода, с практически раскрывшейся шейкой, хожу до сих пор. А на осмотре выяснилось, что раскрытие два с половиной пальца. Отправили в палату, сказали, жди там схваток, если чуть что, приходи, будем рожать.

На следующее утро меня вызвал заведующий роддома на осмотр, он же был моим лечащим врачом на протяжении всей беременности. Посмотрел меня, говорит, все уже готово, давай вскрывать пузырь. Я согласилась. Вскрыли пузырь и отправили в палату со словами: «Жди схваток».

Я хожу, схваток нет и нет, нет и нет. Через три часа приходят ко мне, спрашивают, какой интервал схваток. Я говорю: «У меня нет схваток». Они в крик: «А почему ты молчишь, надо было сразу сказать, что у тебя нет схваток». Я им: «А мне никто не сказал об этом».

Повели в смотровую. Заглянули, а там уже полное раскрытие, вот-вот тужить начнет. А из-за того, что вскрыли пузырь и ребенок лежал низко, она не успела развернуться затылком и полезла лицом. Бегом меня в родовую. Посадили на кресло. Начали вручную мне ее там разворачивать.

Начало тужить, теперь я это почувствовала конкретно. Спустя полчаса потуг, никаких продвижений нет, ребенок как стоял лицом, так и стоит. Созвали консилиум, стали меня по очереди все смотреть, решать, что делать дальше. Мне казалось, что прошла вечность, а на деле полтора часа после того, как меня начало тужить.

Решили, что надо тащить вакуумом, потому что ребенок стоит уже подбородком и, в случае чего, защемит шею – и все. Тащить обратно, чтобы кесарить, уже было поздно. Достали эту штуковину, похожую на вантус. Прицепили. Тянут-потянут, как в сказке «Репка», а вытянуть не могут. Оставили, сказали, дальше ты сама справишься.

Начала тужиться. Чувствую, защемило нерв седалищный. Меня стали массировать и сказали, что надо еще постараться. Я стараюсь, тужусь-тужусь-тужусь, и чувствую, у меня внутри как будто какой-то щелчок и адская-адская боль.

Я в полуобморочном состоянии. Тут у заведующего в голове всплывает, что у меня проблемы с почками. Они вызывают нефролога. Он прибегает, делает УЗИ, и я помню хорошо одну-единственную фразу, которую он говорит: «У вас есть пятнадцать минут, чтобы достать ребенка и подготовить ее к операции».

Опять вакуум. Вытащили ребенка. Дальше вручную доставали послед. Не то, что доставали, а вырывали руками, потому что это было очень жестко, грубо, очень-очень быстро. Потом помню, мне ввели какой-то препарат в вену, как оказалось, это был наркоз. И все. Я вырубилась.

Получается, это почка лопнула в родах?

Почти. Лоханка почки.

Как ты сама считаешь, ты правильно тужилась?

Я не то, что думаю, я знаю это на 100%, потому что врачи все говорили: «Она же тужится правильно, у нее все должно идти». У меня ни один сосуд на лице не лопнул. Я была в правильном положении, правильно тужилась, все силы отдавала туда, куда нужно.

Тогда почему так получилось? Кто в этом виноват?

Виновата в этом целиком и полностью я. Я три дня не ходила в туалет по-маленькому вообще. И до меня это дошло только после операции. По сути у меня начался гидронефроз. Простыми словами, в лоханке собирается моча и она растягивается. В моем случае она наполнилась жидкостью настолько, что просто лопнула при нагрузке в родах. В результате – потеря почки, потому что без лоханки она и существовать-то не может.

Что было дальше? Реанимация?

Да. Помню проснулась, какие-то капельницы, мониторы, что-то пикает, тикает, рядом никого нет. Была жуткая паника, я вообще не понимала, что происходит, где я нахожусь. Хорошо, зашел заведующий роддома. Он сел, и первая моя мысль – неужели что-то с ребенком! А он говорит: «У тебя сегодня второй день рождения». Я в ответ: «Ладно мой второй день рождения, у ребенка-то хоть первый был?» Я еще тогда умудрялась шутить. Он ответил, что все с девочкой хорошо, единственное – наружная гематома. И из-за затяжного потужного периода могут быть проблемы по неврологии в дальнейшем.

Я спрашиваю: «А меня прокесарили? На животе-то шрам». Он говорит: «Нет, тебе сделали операцию и удалили одну почку». Я киваю. Сама немного в шоке. И тут до меня доходит – где ребенок? Ребенок, говорит, с папой.

Отца вызвали, оказывается, заранее. Выделили отдельную палату, и с ребенком он там находился. К нему приходили медсестры. Все показывали. Как менять подгузник, как подмывать, как обрабатывать гематому. Сказали, что переведут меня в ближайшие часы в палату к ним.

Дальше пришел нефролог и начал расспрашивать, как я докатилась до такой жизни. Сказал, что ничего страшного, вторая почка абсолютно здоровая, функционирует, все хорошо, рожать мне еще можно. Но я тогда сказала, что никогда в жизни за вторым больше не пойду. Мало того, что мне удалили почку, я еще помню эту адскую боль, которая была между ног. Оказывается, у меня там была очень большая гематома и много швов: 6 наружных и 7 внутренних швов.

Хотите ноу-хау от роддома, кстати?

Давай.

В роддоме, где я рожала, в презерватив наливают воду, морозят и вместо грелки с холодной водой кладут между ног роженице.

Ой! А когда тебе удалось увидеть дочку?

На следующий день, через 12 часов, меня перевели к мужу с ребенком. Когда я увидела свою дочку… Мне до сих пор страшно это вспоминать. У меня не было к ней абсолютно никаких чувств. Я даже смотреть на нее не могла. Муж подходил, менял подгузник, кормил смесью…

ГВ не было?

Кормление было сразу искусственное, потому что после наркоза и антибиотиков, которые мне назначили, кормить грудью было нельзя. Сцеживать – сцеживалась, но была жуткая боль, которая отдавала в шов. А спустя несколько дней, может, на фоне стресса молоко вообще перегорело.

Когда вас выписали?

Мужа с ребенком выписали через 5 дней, а меня оставили еще на две недели и перевели в хирургическое отделение.

Как мужу удалось справиться с дочкой в одиночку?

Папа наш, конечно, молодец. Я сама до сих пор не понимаю, как он не боялся брать такую маленькую девочку на руки, мыть ее, кормить. Он эти две недели пробыл один с ребенком, потому что бабушки-дедушки у нас очень далеко, и они просто не смогли приехать и помочь. Он говорит, было сначала страшно, а потом привык.

Твое отношение к ребенку после выписки изменилось?

Когда меня выписали из больницы, и я пришла домой, меня жутко все раздражало. Бесило, что надо вставать к ребенку по ночам, кормить ее, одевать, менять подгузник. Но надо отдать должное, видимо, она это все чувствовала, и была очень спокойной, беспробудно спала с 9 вечера до 6 утра. Не хныкала, даже соседи наши удивлялись – ты, говорит, уже родила, а ребенка не слышно.

Только через 2 месяца у меня случился переворот в голове. Я стала безумно любить свою дочку, подходила к ней чуть ли ни каждую минуту, рассматривала ее, целовала. И к мужу абсолютно то же самое было. На фоне этого у нас случился первый секс после родов (через месяц и 23 дня). Швы еще побаливали, было страшно, но круто.

Я знаю, что ты все-таки решилась на второго ребенка. Причем через 3 месяца после родов. Ты сумасшедшая?

Я осознала, что пропустила за эти два месяца очень много и стала просто себя ненавидеть. Мой ребенок уже агукал, начинал переворачиваться, смеяться, а я… Я даже не помню, как она просто лежала, спала и вообще выглядела. И я сказала мужу, что хочу пройти через это снова.

А он?

Он на меня посмотрел, как на умалишенную, и сказал: «Ты совсем что ли ку-ку?». В итоге решили поехать к врачу и узнать, можно или нельзя. Гинеколог посмотрел и удивился, что все швы так быстро рассосались. Нефролог прочитал всю историю, сделал УЗИ и сказал, что вторая почка просто в идеальнейшем состоянии, можно рожать хоть сейчас. Я поверила ему, что все будет хорошо. И мы с мужем приступили к планированию. Беременность наступила практически сразу.

В ЖК обрадовались, когда ты снова пришла вставать на учет?

Мне гинеколог сказала: «Ты что, сумасшедшая, после таких родов идти за вторым ребенком. С такой разницей. Я на себя ответственность такую не возьму, иди на аборт». Я отказалась и пошла к другому врачу вставать на учет.

Пришла, и первая моя фраза была: «Здравствуйте, я — сумасшедшая, у меня нет одной почки, и я три месяца назад родила и снова беременна». Врач посмеялась и приняла меня.

Тебе не было страшно?

Я, честно говоря, вообще не думала о том, как буду рожать, мне нужно было забеременеть. Потому что мы очень тяжело зачали первого ребенка, и я боялась повторения ситуации.

И только когда у меня начались толчки в животе, я поняла, куда ввязалась. Я стала страшно бояться того, что все пойдет по второму кругу. Но на удивление проблем с почками не было. Моча всегда была кристально чистая, как говорил мой врач – хоть пей.

Чем ближе были роды, тем становилось страшнее. После 30-ой недели я начала метаться и искать врача, который бы сделал кесарево. Но, как оказалось, отсутствие одной почки не является показанием к кесареву сечению. Если вторая почка здоровая, то ты — здоровый человек.

И меня охватила такая паника, что пришлось обратиться к психологу.

Он тебе помог?

Да. Она мне хорошенько вправила мозги. Сказала, что да, все протекает точно так же, но ты уже другая, ты прошла через это, и ребенок внутри тебя другой. Значит, все будет по-другому. И я немного успокоилась.

Опять ждала до последнего?

Нет, в этот раз я приехала в роддом в ПДР, боялась, что раз в прошлый раз рожала без схваток, то снова их пропущу. Пришла, сказала, что у меня тянет живот. На самом деле ничего не тянуло, но осмотр на кресле показал, что раскрытие 2 пальца. Меня положили.

На следующий день схваток нет. Прошли еще одни сутки. Схваток так и нет. Приходит врач, я прошу ее посмотреть меня на кресле, на всякий случай. Она сопротивляется, но соглашается. Залезает в меня, и глаза такие по пять рублей – говорит, а ты ничего не чувствуешь?  Я говорю – нет. А она: «Если бы у тебя были схватки, то мы бы уже давным-давно были в родзале».

Приходит заведующая. Говорит, пузырь вскрывать не будем, мы за естественные роды. Как схватки или еще что-то почувствуешь, ты, говорит, беги. Я ей опять напоминаю, что в прошлый раз рожала без схваток. Не чувствовала их вообще. Она говорит – хорошо, но в любом случае, если что-то – то беги.

Я поговорила с мужем и с дочкой по видеосвязи. Время – 14.00. Ладно, говорю, тут обед привезли. Дохожу до столовой, беру тарелку супа, сажусь и понимаю, что меня тянет в туалет. Добегаю до туалета, понимаю, что я ошиблась и меня уже тужит. Я бегом в смотровую, стучусь, а там консилиум, врачи что-то решают. Я рожаю! Меня спрашивают – воды отошли?  Нет. Схватки есть? Нет. Тогда не выдумывай. Я начинаю кричать. Они, чтобы замять весь шум-гам, запускают меня в смотровую, сажают на кресло. Воды отходят. Все, слышу, бегом каталку, полное раскрытие. Поднимают меня на 5 этаж в родовую и бросают.

Как это?

А вот так. Нет свободных родовых. Они ищут, но не могут найти. Тогда акушерка везет меня в операционную. Я говорю все, меня тужит, сдерживаться никак не могу. А она мне – дыши, дыши, дыши. Я дышу и все равно. Она раздвигает мне ноги, смотрит, а там головка уже торчит. И пока я просто дышала, родилась моя дочь. Я ее просто выплюнула. Мне было почему-то смешно, я все время смеялась. Смотрю на время, 14.25. Так за 25 минут я родила второго ребенка.

У тебя что ни роды, то приключение!

Да уж. Я потом попросила телефон, чтобы мужу позвонить. Показываю ему дочку. И как сейчас помню, он мне – о, это чей? Я говорю – твой. В смысле мой? Ну, твой ребенок, говорю, вторая дочка твоя родилась. Он говорит, ты же обедать шла. Ну, по пути решила, говорю, родить. Ты что, говорит, прикалываешься? Нет, говорю, не прикалываюсь, показываю ему окрестности, показываю, что живота нет уже. И тут у него хлынули слезы.

У тебя были какие-то особые рекомендации от врачей?

За всю беременность у меня были рекомендации только соблюдать диету, чтобы не нагружать почку лишний раз и как можно чаще ходить в туалет. И периодически делать УЗИ, почки контролировать.

Знаешь, обычно пишут: «Трюк выполнен профессионалами. Просьба не повторять!». Что ты скажешь о своей ситуации? Посоветуешь ли другим мамам с одной почкой решиться на ребенка?

Каждый решает сам, как поступать в той или иной ситуации. Но я бы посоветовала прежде всего прислушиваться к врачам. Если бы у моего врача были бы какие-то сомнения, я бы даже не рискнула. Потому что моему ребенку нужна здоровая мать.

Поделиться:
Вам будет интересно!

Комментировать:

500