15 июня 2017 года прошла ежегодная "Прямая линия с Владимиром Путиным". О том, ждать ли индексации детских пособий, будет ли продлен материнский капитал и что в стране с детскими садами, президент рассказал в прямом эфире.

Владимир Владимирович, вопрос такой. За эти 15 лет моей врачебной работы я заметил и периоды снижения рождаемости, и повышения — последние 7-8 лет. Но сейчас мы реально опасаемся того, что эта рождаемость будет снижаться как отголосок падения рождаемости 90-х годов. Просто физически женщин, которые готовы рожать сегодня, стало меньше.

По поводу демографических проблем. Действительно, мы многое сделали для того, чтобы демографические тенденции приобрели у нас устойчивый позитивный характер. И добились реального, серьёзного результата.

У нас рождаемость растёт темпами, которых нет сегодня, скажем, в европейских странах, и когда я об этом говорю, то многие мои коллеги удивляются и, честно говоря, искренне радуются этому. Но что бы я хотел сказать о тенденциях?

Самый большой ущерб с точки зрения демографического развития, с самым большим ущербом страна столкнулась во время Великой Отечественной войны в 1943, 1944 годах. В 1943 году у нас снижение рождаемости по сравнению с предыдущими, довоенными, годами было на 60 процентов.

В стране, если иметь в виду РСФСР, родилось тогда не больше одного миллиона детей. А в 90-х годах у нас произошло событие очень тяжёлое: у нас родилось 1 миллион 200 тысяч, по сути, это сопоставимо с потерями в Великой Отечественной войне с точки зрения демографического развития, то есть где-то снижение было на 50 примерно процентов.

Правда, мы должны иметь в виду, что это в том числе было и отголоском времён Великой Отечественной войны, но плюс наложился ещё и распад Советского Союза, крушение социальной системы, падение жизненного уровня людей и так далее, огромная безработица — всё это сложилось, и у нас получилось такое катастрофическое падение рождаемости, и оно повторяется каждые 25 лет.

В войну это произошло, 25 лет — в принципе и так должно было быть снижение в середине 90-х, но плюс ещё наложился распад Союза и всё, что с ним связано, и мы провалились вообще чуть ли не на уровень потерь во время Великой Отечественной войны.

Теперь что получилось? Получилось, что у нас количество молодых людей, и прежде всего молодых женщин в фертильном возрасте, как говорят специалисты, в возрасте деторождения, сократилось, и существенно. Сейчас в этот период, когда можно стать мамой, отцом, вступает поколение как раз 90-х годов.

Молодых женщин от 20 до 29 лет у нас становится меньше на 34 процента, а женщин до 38-39 лет — меньше на 25 процентов. Женщины от 30 с небольшим до 40 лет продолжают рожать, и дети появляются на свет здоровые. Слава богу, вам за это большое спасибо, медицина помогает. Но это всё-таки колоссальное снижение. Просто меньше становится людей, которые могут рожать.

Нам нужно, безусловно, что-то сделать для того, чтобы мы не попали в бо́льшую яму. Что? Во-первых, у нас уже есть отработанные механизмы. Один из них — это так называемый материнский капитал. Кстати говоря, свыше семи миллионов семей, больше семи миллионов матерей уже получили этот капитал, и почти половина им уже воспользовалась. Это первое.

Второе. У нас введены выплаты за третьего ребёнка в регионах со сложной демографической ситуацией. После этого сразу на 37 процентов там выросла рождаемость. Представляете, результат. У нас наши меры дают результат. Конечно, это очень затратные меры, но, когда мы говорим о наших людях, о наших гражданах, это будущее страны.

Будет ли продолжена заканчивающаяся в 2018 году программа материнского капитала? И будет ли она распространяться на рождение третьего и последующих детей?

Здесь нужно всё внимательно считать. И нельзя, конечно, разбрасываться деньгами, но жадничать здесь тоже нельзя, поэтому нам нужен целый набор мер. Он может быть разным. Это продление материнского капитала в той или иной форме, либо в том виде, в каком он есть сейчас, либо как-то видоизменённый.

Нам нужно подумать о том, как стимулировать рождение первого ребёнка у молодых мам и, может быть, что-то им добавить. Почему им? Потому что это молодые люди, которые ещё на ноги не встали, им нужна поддержка. Надо подумать на тему о том, как стимулировать рождение второго, третьего ребёнка у более взрослых мам (за 30 лет и больше).

Мы сейчас решили вопрос более или менее с детскими садами для детей от трёх до семи лет. Это, кстати, тоже позитивный элемент с точки зрения социальной политики у нас в стране за последний год. По-моему, на 98 с лишним процентов у нас закрыта проблема по местам в детских садах. Но яслей нет.

А для молодых мам, которые не хотят "выпасть" из своей профессии либо хотят приобрести профессию, ясли нужны, программа нужна отдельная. Здесь нужен целый набор мер. Вот прямо сегодня у нас, честно говоря, запланирована такая встреча, с Правительством будем обсуждать. Не хотел бы сейчас преждевременно говорить о том наборе, который будет предложен, но он будет предложен, мы это сделаем.

Вы сказали, что материнский капитал нужно как-то распространить. Очень много сообщений из разных регионов, что мамы просят разрешить в новом законе тратить материнский капитал на покупку машины. Очень часто многодетным семьям это нужно.

Вы знаете, часто обсуждается возможность израсходовать этот материнский капитал. Сегодня уже 450 с лишним тысяч рублей. Он, кстати, не индексировался в последние пару лет, даже три года, что мы должны были бы сделать на самом деле, ещё вернёмся к этому.

Можно ли тратить на другие цели? Конечно, можно об этом подумать. Меня всегда беспокоит только одно: что деньги будут просто растрачены, а мама, семья, ребёнок не получат должной отдачи от этих усилий государства. Прежде всего эти деньги нацелены на улучшение жилищных условий. Да, на эту сумму, может быть, не купишь, но можно добавить. Если молодая семья, то можно попасть в какую-нибудь региональную программу поддержки молодых семей и истратить на это. Либо на здоровье, либо на образование. Вот ключевые вещи.

Может быть, с учётом главной проблемы, о которой мы говорили сегодня, с учётом снижения уровня доходов, может быть, можно просто поступить: из этого материнского капитала дать возможность напрямую деньги отдать семье, какую-то часть, чтобы поддержать семьи с двумя и большим количеством детей. Может быть, так будет даже эффективнее, чем дать возможность на что-то истратить, на решение не первоочередной задачи, а потом всё это растворится или будет продано кем-то, причём с потерями. Лучше, может быть, напрямую дать какие-то деньги в сегодняшней ситуации. Мы подумаем на этот счёт.

Материнский капитал всё-таки большие деньги — 450 тысяч. А просто детское пособие, оно, как здесь пишут из разных регионов, — мизерное: 50 рублей, 183 рубля, 200 рублей.

Да, они маленькие. Действительно, так и есть, но мы стояли перед выбором: либо пособия увеличивать, либо материнский капитал сохранить. Мы всё-таки пошли по пути сохранения материнского капитала. Это требует больших затрат от государства, но это более эффективный инструмент. Хотя над пособиями тоже надо подумать.

Поделиться:
Вам будет интересно!
Таша

Вот вам и стимуляция для рождения первого ребенка, вы пособие сделайте приемлемое, чтобы можно было детей растить и покупать хоть какой-то минимум продуктов и вещей в месяц

Ронни

ага, плодитесь и размножайтесь, если второго родите, то получите денежку..а если одного , то плевок в душу…супер…

Ронни

а надо им предложить попробовать на 50 р купить что-нибудь))

Татьяна

Будут ли платить ежемесячное пособие до полутора лет на первого ребенка, если ему на 1 января 2018г. исполнится 6 месяцев?