Если повернуть время вспять, я снова бы так поступила. Правда. Моя история, это напоминание всем женщинам, принимающим решение в пользу своих детей, о том, что у них тоже есть мать. И ей тоже больно.

Олюшке исполнилось 17 лет летом. Осенью она собиралась идти на курсы, чтобы стать водителем трамвая. Да, это не совсем женская профессия, но я смирилась с ее выбором. Пусть поступает, как считает нужным, уже взрослая.

Однако, когда она пришла домой с Ваней, своим одноклассником и соседом по парте, и сказала, что они ждут ребенка, я села прям там, где стояла. В голове не укладывалось. Как? Почему? За что?

Конечно, они хотели пожениться и жить долго и счастливо. Его родители тоже этого хотели, но не я. 17 лет, ни образования, ни своего жилья, ни работы. Какая свадьба? Какой ребенок?

Все эти вопросы крутились в моей голове долгими ночами, так прошло 2 недели. На семейном торжестве они объявили всем, что назначили свадьбу на осень. В тот же вечер, бабушка отвела меня в сторонку и сказала, что ей не нравится шея Ольги. Она так запугала, что на следующий день мы поехали к врачу. Он отправил нас в областной центр. Оттуда – в Москву.

Диагноз «Лимфогранулематоз» прозвучал как гром среди ясного неба. Рак крови. У моего единственного ребенка. Не передать, что я тогда испытала. Врачи твердили, что в беременность они ничем помочь не могут: химия убьет ребенка, а рак убьет Ольгу. Шансов не очень много. А Ольга стояла насмерть: мне нужен ребенок и все тут.

И тогда я поняла, что должна избавиться от внучки (не знаю почему, но мы знали, что это девочка). Я понимала, что этот ребенок – единственная преграда на пути спасения моего собственного ребенка.

Я узнала все мыслимые и немыслимые способы вызывания выкидыша. Я заставляла ее пить водку стаканами. Ставила на кухне табуретку и заставляла прыгать. Набирала полную ванну горячей воды и часами держала ее там. Я хотела, чтобы ребенок перестал быть помехой. Но девочка держалась изо всех сил.

Врачи сами вызвали искусственные роды, как только поняли, что ребенка можно спасти вне тела матери. Так и боролись: за ребенка и за Ольгу. Я разрывалась между двумя реанимациями и седела с каждым днем все сильнее и сильнее.

Сейчас у нас все хорошо. Благодаря врачам и деньгам, которые мы вложили в девочек, все живы и почти здоровы. Но если бы повернуть время вспять, я бы снова так поступила. Материнский инстинкт, когда ты как тигрица бьешься за своего ребенка, нельзя выкорчевать. Он с тобой на всю жизнь.

Автор: Мария

Если вы тоже хотите поделиться опытом и рассказать о материнстве, тогда оставляйте свои истории по ссылке.

Поделиться:
Вам будет интересно!