Истории, которые невозможно читать без слез. Если вы находитесь в ожидании ребенка, пожалуйста, пройдите мимо этого материала.

Роддома ребенок умер

Я не бросила ее

Мария, 29 лет: «У меня умерла дочка через 5 часов после родов. Сейчас могу сказать, что вопрос с похоронами был одним из ключевых. Муж и мама очень хотели меня огородить от всего этого. Видели, что я не могу просто оставить девочку в роддоме, предлагали мне, что сами заберут тело, организуют кремацию. Главное, хотели, чтобы я даже не видела тело. Ребенок первый, я не видела ее живой. Все боялись, что у меня останется зрительная ассоциация с младенцем мертвым… Я вообще тетка впечатлительная и близкие это знают. А мне казалось, что если я не увижу девочку свою, это будет каким-то предательством, что потом себе не прощу. Хотя, аргументы близких казались убедительными. Склонялась к кремации, но ведь после кремации таких крох не выдает прах. К счастью, две умные и опытные женщины (акушерки) сказали мне вовремя нужные слова. Про то, что это моя жизнь, моя судьба, мой ребенок и пытаться спрятать голову в песок неправильно. Они так говорили, потому что у них есть опыт общения с мамами, пережившими смерть ребенка. Мы похоронили малышку. До похорон прошло много времени, недели три – экспертизы, формальности… И только после похорон что-то уравновесилось в моей душе. Мама мне тоже сказала: “Ты молодец, сделала все правильно”. Сейчас могу съездить на могилку, могу поплакать там. Я как бы знаю, где моя дочь, я не бросила ее».

Эмболия околоплодными водами

Рената, 23 года: «Почти девять месяцев назад через 20 минут после родов умерла у нас дочка. Тройное тугое обвитие пуповины вокруг шеи и однократное вокруг тела. У меня клиническая смерть – произошла эмболия околоплодными водами (очень редкое осложнение, выживает один из десяти), 8 дней провела в реанимации. Дочка умерла, когда я была уже без сознания. Очнулась утром, мужа оставили ночевать там, но до последнего не говорили, что со мной, не знали выживу или нет… Когда я думаю, о том, что он пережил тогда – сердце разрывается. Он у меня очень заботливый, щедрый, носится как с яйцом. В беременность и мочу таскал в консультацию, везде со мной, по дому все делал, готовил, да и сейчас, если мне не хочется что-то делать, всегда поможет, ни в чем не отказывает».

У меня была двойня

Надежда, 31 год: «У меня была двойня, рожала самостоятельно. К сожалению, никто не подсказал, что при таких показателях надо делать кесарево: 30 лет, двойня, ягодичное предлежание. Роды были сложными, на втором мальчишке схваток не было вообще, поэтому один врач был “схватками”, т.е. давил на живот – выдавливал (но очень осторожно, потому что там, куда давили была головка), а второй вытаскивал Никиту за ножки. Около меня была целая бригада врачей, человек 6, но точно не помню. У меня скакало давление, было то очень высокое, а через несколько минут – понижалось, поэтому поставили капельницу и стояла врач, которая следила за давлением и за мной. На живот не выкладывали, потому как шел второй, к груди тоже не прикладывали. Про первого (Кирилла) вообще, по-моему, забыли, занимаясь вторым (Никитой), потому что, когда его вытащили, он не дышал, врачи начали его откачивать. Через 40 минут мой второй ребенок умер. Не могу описать вам свое состояние, помню, что была близка к помешательству».

Меня спасли (к счастью), но ребенок умер

Ульяна, 45 лет: «Я рожала в платной палате обычной больницы в 1993 году. Со мной был муж. Врачи нащупали один экзостоз у меня на выходе из матки, но решили, что ребенок пройдет. Когда начались потуги, и ребенок не выходил, заведующая сказала, что я не умею тужится, и пыталась выдавить ребенка рукой, т.е. давила мне на живот. Когда все поняли, что так я не рожу, меня экстренно повезли на операцию. При этом никто не спрашивал согласна я или нет. Но выяснилось, что платный хирург дома, а бесплатный на пересменке – он видите ли смену свою закончил, поэтому оперировать никого не станет. Пока уговорили, еще время прошло. Операция длилась 1 час 40 минут вместо положенных 40 минут. Меня спасли (к счастью), но ребенок умер – сломал шею (видимо, когда его пытались вытащить из родовых путей обратно). Он на самом деле застрял в родовых путях. Когда у меня были потуги, врач мне сказала, что уже видит его головку, и что там волосики светлые…»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: “Я стала суррогатной матерью”: 4 истории из жизни

Вам будет интересно!