«Без сомнения, это была любовь с первого взгляда», – говорит Стивен Д’Ашиль, когда его спрашивают о жене Алексис.

На вечеринке их общего друга она появилась около полуночи. По словам Стивена, все были празднично одеты, но Алексис просто бросила свою сумку в комнате и присоединилась к ним.

«Она была человеком без суеты», – вспоминает он. – «Я до сих пор помню, как она вошла, на ней были маленькие розовые каблучки, джинсовые шорты и футболка с надписью: “Музыка заставляет меня терять контроль”. Она была весь день в дороге, но выглядела прекрасно».

Ночной разговор во внутреннем дворике стал началом их длительных отношений.

Он описал Алексис как красивую, уравновешенную, отзывчивую и уверенную в себе. Эту черту она проявила, когда однажды позвонила Стивену и ясно дала понять, что хочет выйти за него замуж. Стивен сказал, что он молод и боится жениться, но в то же время не хочет потерять ее.  И после спонтанного круиза с друзьями пару дней спустя они решили пожениться.

«Я не мог жить без нее», – говорит Стивен. Но ему пришлось, когда в 2013 году сильная, полная жизни женщина, на которую все опирались, когда им нужна была помощь, покончила с собой.

«Если я вернусь домой, это закончится плохо»

В августе 2013 года Стивен и Алексис стали родителями. Держа на руках дочь, Алексис была убеждена, что ребенок болен. Они прошли полное обследование, врачи подтвердили, что девочка здорова, но Алексис продолжала беспокоиться.

Через несколько дней после выписки Стивен не узнавал свою жену. Она плакала, ей было трудно ухаживать за ребенком. Она слышала призрачные детские крики. Вместо того чтобы есть, она гоняла еду по тарелке. Она начала отдаляться от людей, которых любила, и волновалась, что люди подумают, что она сходит с ума.

И Стивен был не единственным, кто заметил эту перемену; Алексис сама знала, что что-то было не так. Она искала помощи, изо всех сил старалась быть услышанной.

«Она умоляла, чтобы ее куда-нибудь положили», – вспоминает он, – но они говорили: “Нет, ты не сумасшедшая. Ты в порядке. Тебе нужно быть дома с друзьями и семьей”. Тогда она сказала: “Я не знаю, как выкинуть это из головы. Если я вернусь домой, это закончится плохо”.

Сколько сил требуется, чтобы сказать такое, держа на руках своего 5-недельного ребенка. «Нужно много мужества, чтобы признать, что ты борешься, и постоянно слышать: “Нет, на самом деле ты не чувствуешь себя так, ты в порядке, просто иди домой…” Неудивительно, что все так закончилось. Это так уныло и несправедливо», – говорит Стивен.

Стивен обнаружил свою жену – любовь всей его жизни, мать новорожденной дочки — в подвале их дома. Он отчаянно пытался спасти ее, делая искусственное дыхание и вызывая 911. Когда приехали медики, они смогли заставить сердце Алексис биться, прежде чем отвезти ее в больницу. Но Стивен знал, что она не выживет.

Два с половиной дня ее держали на аппарате жизнеобеспечения, чтобы семья и друзья могли попрощаться. «Это были два с половиной дня пыток, – вспоминает Стивен. – Я не мог говорить, я был так потрясен». Именно тогда священник отвел его в сторону, и будущее Стивена изменилось.

«Как током ударили»

Когда Стивен разговаривал со священником, его охватило безумное, подавляющее спокойствие. «Это был момент ясности, который даже я не могу объяснить. Меня как будто током ударили», – вспоминает он.

Не желая, чтобы это чувство заканчивалось, Стивен, после разговора со священником, заперся в больничной душевой. Именно там, на полу, родился фонд для женщин, страдающих от послеродовой депрессии.

Он знал, что должен построить дом для мам, детей и семей, чтобы людям не пришлось проходить через то, через что прошла Алексис — и те, кто ее любил.

17 декабря 2018 года Центр перинатального психического здоровья имени Алексис Джой Д’Ашиль открыл свои двери в Питтсбурге. Новое инновационное учреждение предоставляет женщинам, страдающим послеродовой депрессией, доступ к целому спектру услуг под одной крышей. Стивен и его дочь присутствовали на церемонии разрезания ленты.

«Она очень, очень гордится этим», – говорит Стивен о своей маленькой дочери. «Она знает, что это учреждение существует из-за ее мамы».

«Я не сержусь на нее»

Стивена часто спрашивают, злится ли он на Алексис за то, что она сделала. Когда он говорит о жене, его голос полон любви: «Я не злюсь на нее, потому что знаю, как она сопротивлялась. Я знаю, как сильно она просила о помощи».

У него также есть сообщение для других мам: «Никогда не будет ситуации, когда вашей семье, мужу или ребенку будет лучше без вас».

Несмотря на то, что Алексис больше нет, Стивен находит утешение в мысли, что однажды даже его дочь сможет извлечь выгоду из всего этого. «Что будет, когда моя дочь скажет, что беременна? Я должен сделать все, что в моих силах, чтобы ей не пришлось пройти через то, через что прошла ее мама».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Послеродовая депрессия. Как распознать?

Подпишитесь на наши новости
Ваш e-mail:

Вам будет интересно!
500