К нам на почту прислали несколько историй о том, как нелегко воспитывать дочь мужа от первого брака, даже если ты очень хочешь этого. Мы решили их опубликовать сегодня.

Алина, 30 лет: «Я обрадовалась, сказала, что готова растить его дочь как своего ребёнка»

С нынешним мужем я познакомилась в начале 2019 года. 12 января мы с друзьями шли из Дома культуры, где праздновали мой День рождения. Нас догнал молодой человек и предложил мне познакомиться. Он был очень симпатичный и я согласилась. Сразу отметила его решительные действия и отсутствие кольца на пальце. Если честно, между нами пробежала искра. Знакомство продолжилось за праздничным столом, а поздно вечером все разошлись по домам.

На следующий день в дверь постучали. Пришел Игорь. Я, признаться честно, была счастлива, но вида не показывала, держала себя в руках. С того самого дня мы стали жить вместе.

Чуть позже выяснилось, что у него есть дочь от первого брака, на год младше моего сына от первого брака. Сыну тогда было 3,8, а дочке 2,6. Я обрадовалась, сказала, что люблю детей и готова растить его дочь как своего ребёнка. К тому же, у меня за плечами была Школа Приемных Родителей (я хотела усыновить ребенка), а тут на тебе, на ловца и зверь бежит, как говорится.

Забрали мы девочку у бабушки и стали жить вчетвером. Ну и, собственно, сказка закончилась и началась реальная жизнь, полная сложностей и непонимания. Если бы у нас не было нашей любви, мы бы уже давным-давно не выдержали этого накала и разбежались бы.

Девочка поначалу была тихой и даже какой-то затюканной. Мама ее почти не растила, ушла от них, когда дочке был 1 год и 3 месяца. Вере не хватало тепла и любви. Меня она сразу стала называть мамой, никто ее этому не учил. Но она называла мамой всех женщин, которые проявляли заботу о ней, поэтому я не обольщалась. Ну, разумеется, никаких границ, никакого режима дня, никаких понятий о жизни в семье у девочки не было.

Бабушка с папой ее жалели, носили на ручках, позволяли всё. Когда девочка попала в мои руки, ей, конечно, было непонятно и непривычно, что есть тихий час, что мы едим за столом на кухне, а не бегаем с кусками еды по квартире, что у нас нет телевизора и мы не смотрим мультики 24/7, что есть книги и их можно читать. В общем, мы с сыном открыли для Веры новый мир.

Первое время ей это было интересно, но потом стало надоедать. Что ни говори, а 2,5 года, прожитые в хаосе, заложили определенный фундамент. Она начала устраивать истерики, пытаться сломать меня под себя, установить свои правила. Но я не тот человек, которого можно прогнуть. Тем более, я с 16 лет работаю с детьми (учитель начальных классов) и очень многое понимаю в воспитании. Это была самая настоящая адаптация.

При папе Вера кривлялась, вешалась на него, орала по ночам. Мне было очень тяжело. Я плакала, просила помощи у мужа, ходила к психологу. Скажу сразу, муж не поддерживает меня и мое воспитание. Но речь не об этом. Мне так хотелось установить теплые отношения с Верой, что я стучалась во все двери, читала книги, смотрела вебинары, общалась со знающими людьми. Всё это помогало, но временно, а потом опять накатывала волна сложностей.

Мы живем вместе уже дольше, чем она прожила со своей биологической матерью (в феврале 2021 года было 2 года). Сейчас Вере уже 4,9, но я бы ни сказала, что в наших отношениях что-то изменилось у лучшую сторону. Девочка растет и её личность тоже. И я ничего не могу с этим поделать. Она – мой полный антипод. Я даже не дружила с такими девочками в детстве. А тут Бог послал растить такую… Вера капризная, очень любит себя, хитрая и изворотливая. Обманывает, притворяется, ленится, подставляет людей.

Я не знаю, как строились бы наши отношения, если бы Вера была моей кровной дочерью, но с таким же характером, который есть у нее сейчас. Я задавала себе этот вопрос не единожды, и мне кажется, что свою кровную дочь я воспитывала бы также, как и Веру сейчас.

Наталия, 18 лет: «Это вообще очень сложно прийти в семью и сказать: «Я твоя новая мама, ты должна меня слушать»

На второй день знакомства со своим будущем мужем я узнала, что у него есть 8-летняя дочь. Он рассказал историю о том, что мама девочки уехала в другую страну и не вернулась. Сердце мое сжалось от боли. Куча вопросов: «Как можно бросить своего ребенка? Какие чувства испытывает малышка?» … В тот же день я твердо решила, что заменю ей маму, чего бы это мне ни стоило.

Я до сих пор помню день нашего с ней знакомства. Мы встретились в небольшом придорожном кафе. Ее глазенки светились, кучерявые волосы спадали на плечи. Маленькая крошка, добрая, светлая и такая наивная. Он представил меня своего хорошей знакомой. Мы болтали обо всем: школе, друзьях, увлечениях… Я задала ей волнующий меня вопрос: «О чем ты мечтаешь? Какая у тебя самая большая мечта?» Ответ был прост: «Хочу, чтобы мама вернулась, и они с папой помирились». Меня этот ответ тронул до слёз. Это был логичный ответ ребенка, но я не была к нему готова. Во мне родилась ревность и ненависть к той женщине, что бросила ее.

Так в моей жизни появился ребенок. Я приложила все усилия, чтобы хоть как-то поддержать ее. Пыталась радовать (помню, первую зарплату потратила полностью на неё), на каникулах забирала ее к себе (мы жили в разных городах), ездила с ней вдвоем на море. И там однажды она попросила меня: «Давай всем будем говорить, что ты – моя мама». Я понимала, что это звучит странно при нашей разнице в возрасте, но согласилась. Ей этого не хватало, а мне это нравилось.

Помню было 8 марта и на утреннике она пела песню про маму. Я снимала видео, у меня дрожали руки, когда она смотрела на меня. Спустя пару лет мы начали жить вместе, и я забеременела. Тогда внутри поселился страх, как я смогу любить двоих детей. Как я буду к ней относиться? Ведь мозг помнит, что она не родная. Однако наши вечерние разговоры по душам стали чаще.

Я не могу сказать, что я ее воспитывала. Я больше была подругой. Мне не хватало авторитета, возраста, мудрости… Много чего не хватало. Это вообще очень сложно прийти в семью со взрослым ребенком и сказать: «Я твоя новая мама, ты должна меня слушать».

Шло время. Из послушной, покорной девочки-отличницы начал вырываться характер, но я отчаянно себя успокаивала. С мужем отношения тогда тоже не ладились, и мы решили расстаться. Он уехал за границу на работу, я с сыном вернулась в свой город, а дочь осталась с бабушкой (мамой мужа). Меня это беспокоило. Чувство ответственности, жалости не покидало. И, посовещавшись с мужем, я забрала ее к себе.

Было трудно. Мы снимали квартиру, денег было мало. Но справились. Это был период нашего максимального сближения. Мы жили втроём. Я знала все о ней. Она начала называть меня мамой. Помню, как пришла со школы и говорит: «Мам, я пришла». Ситуация повторилась несколько раз. На мой День рождения она подарила плакат, где большими буквами написала «Самой лучшей маме» и стих, посвященный мне. Я плакала. Но когда вернулся муж с работы и мы помирились, все куда-то ушло.

Переходной возраст, появились сложности: курила, сбегала ночами из дома, плохо училась. Я яростно боролась с её вредными привычками. Наказывала. Естественно, она злилась. Вела себя очень нескромно. Я в ней увидела ее мать. Меня это огорчало. И как-то она мне кинула фразу: «Лучше бы я жила просто с папой». После этого дня она перестала называть меня мамой.

И вот сейчас, да, мы общаемся, я очень сильно люблю ее, желаю ей только добра и светлого будущего, но, если бы мне предложили взять ещё одного ребенка, я бы твердо ответила: «Нет». Есть такая фраза: «Гены – не вода». Очень многие дети неосознанно копируют своих родителей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Не могу до конца полюбить дочь мужа от первого брака