Ездила на этих выходных к своей подруге, которая недавно потеряла месячного сына. Врачи констатировали синдром внезапной младенческой смертности. Хотя, казалось бы, ничего не предвещало.

Родила она сама, высокие балы по Апгар. Это был настолько долгожданный и спланированный ребенок, что даже не знаю, можно ли было ждать его еще сильнее. Они единственные из моих знакомых, кто сдал все анализы перед беременностью, пили витамины, отказались от фастфуда и прочее. И тут такое.

Но я сейчас хотела поговорить о другом. На потерю ребенка подруга отреагировала ужасно, и это предсказуемо, а через неделю они с мужем решили, что им нужен еще ребенок, иначе они сойдут с ума. Она поехала в ЖК, чтобы, во-первых, обследоваться после родов (ведь только чуть больше месяца прошло), а во-вторых, чтобы поговорить, когда можно планировать ребенка снова.

И знаете, что сказала ей гинеколог? Что это неправильно. Она должна скорбеть еще не меньше года по сыну, носить траур, и только потом может прийти и подумать о втором ребенке. А сейчас – нет. И отправила ее обратно домой, даже смотреть не стала. Подруга приехала и снова в слезы до истерики.

А я все думаю, кто решил, что чья-то скорбь может быть неправильной? Или мы возвращаемся во времена, когда если умирал, например, муж, жена должна была ложиться вместе с ним, типа, никакой жизни у тебя больше нет. Ведь неважно, что делает человек, пусть хоть на ушах стоит, лишь бы счастлив был. Невозможно же существовать в квартире, в которой до сих пор стоит кроватка, банка со смесью в шкафу, а детского смеха нет…

Автор: Дарья

Комментарии на сайте отключены. Обсудить историю можно в наших аккаунтах в социальных сетях: ВКонтакте.

Если вы тоже хотите поделиться опытом и рассказать о материнстве, тогда оставляйте свои истории по ссылке. Анонимность гарантируется!  Авторы самых популярных историй каждую неделю получают 1000 ₽👛

Cледите за нашими новостями ВКонтакте
Вам будет интересно!