Я была зла, а еще измучена, больна и смущена. Я задавалась вопросом, почему Бог не ответил на мою молитву, ведь я молилась несколько часов после того, как увидела положительный тест: «Я не знаю, смогу ли сделать это снова. Пожалуйста, пусть это будет легкая беременность!»

Но через три недели тошнота была сильнее, чем когда-либо. Даже хуже, чем с моими близнецами, хуже, чем с любым из моих следующих двоих детей. Неумолимая. Длящаяся без остановки с того момента, как я встала и побежала в туалет в 11 вечера.

Милосердие, милосердие! Господи, помилуй! Я молилась, когда опускалась на колени перед унитазом. Затем, вытирая слезы, нос и рот, я горько думала: «Чертова беременность!»

Недели превратились в месяцы. Я была прикована к постели, не могла заботиться о своей семье, желая, чтобы меня не тошнило, и терпела неудачу. Однажды, после жестокого дня рвоты, я расплакалась и подумала, что хочу умереть.

Я действительно хотела умереть? Нет. Но я чувствовала себя как смерть.

Тогда я задалась вопросом: «Можно ли умереть от непрекращающейся рвоты?». Затем еще одна плохая мысль поселилась в моей голове: «Женщины прерывают беременность из-за этого?» Я спросила у Google: «Непрекращающаяся рвота во время беременности + что делать».

Я читала истории женщин, которые прервали беременность, потому что их жизнь была адом. Раньше я была бы в ужасе, читая такие истории, но сейчас чувствовала лишь сочувствие и понимание. Я сама была на грани такого отчаяния.

Болезнь была невыносимой, но было и еще кое-что.

После рождения моего четвертого сына, я больше никогда не хотела проходить через беременность, роды, послеродовое восстановление и год изнурительной усталости. У меня была послеродовая депрессия четыре года назад, и даже после медицинской помощи и девяти месяцев на антидепрессанте, я все еще борюсь с тревогой.

Я думала, что наконец смогу справиться с ней. Я пережила 11 лет воспитания детей: аутизм, СДВГ и диагностику инвалидности. Я была готова понять, что я – как женщина, а не просто мама – делаю со своей жизнью. Но в результате неудачного планирования семьи: я снова беременна.

Я не собиралась делать аборт, но хотите знать правду, отчаянную, проклятую правду?

Я думала об этом.

И это очень тяжело признать, ведь я – мать четверых детей, пережившая выкидыш, защитник женщин и матерей, любимица Бога. Однако это признание открыло для меня новые истины.

Это отчаяние помогло мне понять женщин, которые выбрали аборт. Я думаю, что многие женщины, которые делают аборты, знают, что они абортируют ребенка.

Они это знают. Но они находятся в такой отчаянной ситуации, связанной с их отношениями, финансами, работой, семьей, домашними заботами, своим здоровьем или другими детьми, что мысль о рождении ребенка становится более невыносимой, чем мысль о прерывании беременности.

Вы можете сказать: «Я никогда не могла, никогда…» Тогда вы должны сделать паузу и поблагодарить Бога, что вы никогда не были в жизненной ситуации, которая заставила вас чувствовать себя настолько отчаянно. Потому что это, друзья мои, ужасное место, я заглядывала через край в эту яму отчаяния.

У меня есть любящий муж, который обеспечивает нашу семью.

У меня есть вера, которая является опорой и моим жизненным компасом.

У меня есть дети, которые показывают мне, насколько драгоценна жизнь и каким прекрасным может быть материнство.

У меня есть друзья, которые ходили по магазинам, приносили мне суп и молились за меня.

И я все еще чувствовала себя в отчаянии так, как никогда раньше не чувствовала.

Представьте себе девушку или женщину, которая неожиданно оказывается беременной… без какой-либо из этих опор. Сядьте с этой картинкой в голове и дайте себе почувствовать, что она чувствует.

Борьба с абортами – это не только битва за спасение младенцев – это, в первую очередь, битва за мать, желание говорить о жизни в самые ее нелегкие периоды.

Вот почему я пишу об этом. Я приглашаю людей судить меня, мои решения, мои мысли, мое планирование семьи, все, что угодно, потому что я верю, что, если расскажу о собственной тьме, это даст надежду другим перестать скрывать свои мысли или желания, которые мы не хотим, чтобы кто-нибудь —даже Бог — видел.

А то, что скрыто во тьме, не может быть исцелено любовью.

Люди, которые поговорили со мной, не осуждая меня, дали мне силу и помогли пройти через тяжелейшие несколько месяцев первого триместра. Они дали мне – и моему ребенку – жизнь.

Вам будет интересно!
500