Надежда Гурская, недавно ставшая мамой дочки Майи делится с читателями MamaMobil.ru своей историей материнства.

Два месяца слез, беззубых улыбок, умеренно-бессонных ночей, сладких дневных снов, постоянных обсуждений со всеми окружающими, какая Майя умница-красавица.

Два месяца нереального счастья, часто перемежающегося болью.

Головной болью – когда спишь по четыре часа с перерывами на кормления и переодевания подгузников, болью в спине – когда укачиваешь по полтора часа или несешь в одной руке малышку, другой – коляску от самой дальней аллеи в парке (потому что Майя искренне считает, что сон в коляске – не для нее. А лежать в коляске просто так – без громкого ора – это вообще ни в какую систему ее младенческих координат не укладывается).

Часто больно смотреть на себя в зеркало. Распущенные (и чистые!) волосы до талии и шесть кубиков на этой самой талии благополучно забыты. Может быть, через пару лет. Когда найдется время на полноценные тренировки (ну или хотя бы на поход в душ более, чем на полторы минуты).

Справедливости ради, время на спортзал стало постепенно находиться.

Проблема одна: из-за режима малышки все очень нестабильно. Порой чтобы просто отлучиться на тренировку на пятьдесят минут, нужно проделать квест длинною в несколько часов, включая уговоры бабушки, укладывание спать, перекладывание в детское кресло в машину, потом опять в коляску, прогулку с этой самой бабушкой… И хорошо, если посередине занятия, между разминкой и первым тренажером, Майя не проснется и не заявит о себе громкой истерикой в девяносто децибел. Потому что если закатит, то квест “Позанимайся в спортзале” продлевается еще на час.

Но вернемся к дню рождения (точнее – дню “двухмесячья” рождения). Празднование которого согласно моему плану должно было пройти просто идеально. Тем более день выпал на субботу, а это значит, что бабушка наконец-то поедет к себе домой (отмывать одинокую без ее присутствия квартиру и кормить одичавшего дедушку), а мы проведем время своей маленькой семьей. Папа, мама и Майя.

Я запланировала встать пораньше, сделать блинный торт, отправить папу с Майей гулять, а самой – съездить на тренировку. Я даже договорилась с тренером, что приеду около девяти утра (а понимающий тренер согласился подождать плюс-минус полчаса в зависимости от успеха и скорости операции “уложи младенца спать”).

Будильник. Пять сорок пять. Встаю, плетусь на кухню. В голову уже закрадываются подленькие мысли “может ну их эти кубики? не поспать ли еще часок, а то и два?”.  Мысли гоню решительно прочь. Наскоро умываюсь, и через полтора часа блинный тортик водружаю на стол под пронзительные крики Майи (проснулась!). Несусь к дочери, целую мужа, рассказываю ему план дальнейших действий.

На самом деле рассказываю – это не совсем тут верное слово. Скорее это похоже на инструктаж. Инструктаж перед войной. Перед решающим сражением. На кону – поездка на тренировку (а на самом деле – маленький кусочек свободы, который доступен тебе, если ты мама, а твоему чаду шестьдесят один день).

Муж слушает как-то невнимательно (может, показалось?..). Плетется на кухню (как-то без воодушевления?..) Видит тортик, вспоминает про день рождения (ну наконец-то!). Чувствую какой-то подвох, опять гоню эти мысли.

Сегодня нам два месяца. Мы уже почти ветераны. Мы уже шестьдесят два дня Родители.

Снимаем с  мужем душещипательное видео. В нем Майя, ее пухлые ножки, тортик с двумя свечками. Идеальное утро. Идеальная семья.

Выкладываю видео вместе с трогательным постом про двухмесячье в Инстаграм, пачками принимаю поздравления (но все больше эмодзи с поцелуйчиками) от подруг. Пересматриваю видео, умиляюсь от того, какие мы классные.

Классные быстро завтракают (по очереди, конечно: один развлекает Майю, второй – запихивает в себя тортик). Согласно инструктажу быстро и четко одеваю ребенка, кормлю, укачиваю, снова кормлю, укладываю…

Фуф! Успех! Спит! Ура!

Бежим во двор укладывать в коляску!

И тут… Ну вот я же чувствовала какой-то подвох. Нужно верить своей интуиции.

Поднимаю глаза. Муж выходит из ванной в трусах. Во рту – зубная щетка. А самое ужасное – он стрижется. И он постриг уже полголовы. Ну то есть в принципе, это хорошо, что он стрижется (довольно коротко, умеет сам, я только подравниваю ему виски в самом конце).

Но почему, черт возьми, он стрижется тогда, когда нам (пятнадцать минут назад!) нужно выходить???

Обрушиваюсь на мужа всей тяжестью своих материнских “Я же”.

Я же так четко все спланировала!

Я же встала в пять утра!

Я же вообще не могу никуда выехать!

Я же хочу отдохнуть немного! Я же имею право!

Я же хочу быть стройной (и обратно свои кубики (хотя бы парочку))!

Я же… Я же…

В общем, это была самая грязная и безобразная ссора за все время, как Майя появилась на свет.

В ход пошло все: воспоминания старых обид, дележка имущества (и ребенка), семейные проклятия и экспресс-психоанализ с разбором проблем всего генеалогического древа вплоть до прабабушки с Дальнего Востока.

От криков (хоть нам казалось, что мы практически шепчем) и нервов проснулась Майя, немедленно выдала свою порцию неудовольствия от раннего подъема (уверена, проклятия в сторону ее генеалогического древа в виде горе-родителей, неспособных пойти в спортзал, там тоже звучали).

Десять тридцать. Майе – два месяца. Празднование которых должно было пройти идеально. Четыре пропущенных от тренера.

Сижу на полу, снова укачиваю малышку.

Рыдаю, конечно.

И только синенькие огоньки уведомлений на телефоне нарушают тишину (и отвлекают от мыслей, где ближайший ЗАГС и как быстро нам оформят развод). Огоньки уведомлений из Инстаграм. Там эмодзи с поцелуйчиками от подруг. И лайки, лайки, поздравления.

Для идеальной семьи, на идеальное празднование дня рождения Майи.

Все записи дневника новоиспеченной мамы можно посмотреть здесь

Дневник ведет 
Надежда Гурская