лазерная коррекция

На 30 неделе беременности я приехала в клинику за справкой и спросила: «Как думаете, можно мне рожать самой?» «А вы хотите?», – спросила меня офтальмолог. Конечно, я хотела. Кому не хочется родить самой? Врач кивнула и выписала направление на естественные роды.

Предыстория

О том, что у меня проблемы со зрением, я узнала в 5 классе. Мне выписали очки на -3,25 и сказали меньше нагружать глаза. Бесполезно – это не работало. К 7 классу зрение упало до -6. Тогда сделали первую операцию, чтобы остановить падение. Снова не помогло. В 9 классе у меня было уже – 8, и стекла в очках стали такие толстые, что я выбрала вместо них линзы.

На них и держалась до замужества, а в 22 года сделала лазерную коррекцию. Боже, в тот день моя жизнь в прямом смысле заиграла новыми красками. Я стала видеть! Счастье было недолгим. Спустя 4 года я забеременела и на одном глазу стала отслаиваться сетчатка. Запаяли. А спустя несколько недель и состоялся тот разговор с офтальмологом.

Да, я хотела родить сама, но в то же время боялась, что потеряю с таким трудом выправленное зрение. Если бы врач отправила меня на кесарево, я бы даже не сомневаясь, согласилась. Всё-таки роды после лазерной коррекции – лотерея, а глаза дороже полоски на животе.

Но, увы. Я ушла в роды.

роды после лазерной коррекции

Спустя три месяца осмотр показал, что сетчатка разошлась на другом глазу. И на нём же упало зрение до -2. «Вы знаете, так бывает после родов. Зрение может выправиться», – утешила меня врач. Я терпеливо ждала год-два, но ситуация не менялась. Один глаз видел (-0,75), а вот другой – как в тумане. «Если вас так беспокоит, можете снова сделать коррекцию», – предложила врач.

Делать ли лазерную коррекцию?

Коррекции я боялась. Всё-таки одно дело, когда терять нечего, а другое – когда всего -2. Отказалась. В ответ мне запретили водить машину, либо предложили очки. От них я тоже отказалась. И почти пять лет ходила, гадая, может, всё-таки исправить этот глаз?

Перед осмотром в этом году я снова долго думала. Взвешивала риски, плюсы и минусы. На приёме спросила: «Если я сейчас сделаю коррекцию, а позже зрение опять упадет. Его смогут исправить? Всё-таки глаз не резиновый». «А сколько вам лет?» – спросила врач и заглянула в карту: «Хм, 32. Так вы уже скоро в обратную сторону минуса пойдёте, возраст». Мы посмеялись.

И я решилась. Операцию назначили на 2 июля.

Боялась ли я? Боялась. Чего? Наверное, осложнений. Хотя меня и заверили, что они минимальны.

В 14.30 я была уже в клинике. Оплатила квитанцию – 28 000 рублей (в 2012 году я платила за два глаза в этой же клинике почти 100 тысяч рублей, поэтому стоимость каждый раз разная и зависит от диоптрий). Мне дали подписать два согласия. Первый – что я беру на себя все риски и коррекция может мне не помочь, второй – что мне закапают 5 видов капель и у меня нет на них аллергии. После длительный предоперационный осмотр глаза. «Для чего это нужно? Я думала, что лазер просто настроят на то, чтобы он исправил зрение до 100% и всё», – спросила я медсестру. Она рассмеялась: «Что вы. Там множество факторов, и нам нужно из учесть».

В 15.25 загорелось табло операционной. Меня пригласили, надели бахилы и шапочку, дали таблетку противовоспалительного, закапали обезболивающее, предложили валерьянку.

Ну всё, с Богом!

Лазерная коррекция зрения. Как это было

лазерная коррекция

Почему в операционной всегда так холодно, а? Не успела я зайти, как замерзли руки. Когда легла на стол, так и вовсе началась дрожь. Вокруг медсестры, мой врач, еще какие-то люди. С лица попросили убрать маску и вместо неё наклеили на лицо липкую пеленку, оставив открытым только правый глаз. Тут я немного выдохнула: не перепутают глаза (нет, я правда этого боялась).

Пока лежала, слышала музыку на заднем фоне. Еще перешептывания: ось Y, какие-то цифры. А вот когда начались манипуляции с глазом, тут уже не до чего было. Я следила за красным огоньком, и старалась не шевелить глазом и не смотреть на большую иглу, которая на него направлялась. Я не знаю точно, что там делали, потому что один глаз был закрыт, а другой как раз-таки оперировали, но могу в общих чертах поделиться ощущениями.

Мне казалось, что верхушку глаза сняли и отодвинули, потом залили чем-то, потом потыкали его, потом сказали смотреть на красный луч, вернули всё на место. Вот и всё. Больно почти не было, просто неприятно. Страшно? Очень. Особенно, когда глаз вдруг перестал видеть. Темнота.

После меня за руку вывела в коридор медсестра, снова закапала капли. Минут 20 я сидела с закрытыми глазами, затем меня пригласили на новый осмотр. Глаз просветили, сказали, что всё прошло хорошо и назначили новый визит на следующее утро. Из клиники я вышла на своих двоих и в солнечных очках (это важное условие!).

Жизнь после лазерной коррекции

Ограничений после операции не очень много: не пользоваться косметикой, не трогать глаз, не умываться, не спать на боку первую ночь, капать капли и ходить в солнечных очках. Самое трудное было – спать на спине. Всю ночь, подперев себя подушками, я старалась не переворачиваться. В итоге так и не спала. Причем не я одна. Встретившись с другими пациентами в клинике утром, я узнала, что и другие тоже ночь не спали. Все боялись перевернуться.

Осмотр показал, что зрение на правом глазу стало 0.00, то есть полноценные 100%. «Но я всё равно им плохо вижу», – пожаловалась я врачу. «Настя, еще даже сутки не прошли после операции, вы слишком многого хотите. Дайте глазу восстановиться», – успокоила она меня. Следующий – последний после операции – осмотр мне назначили на середину июля.

Сегодня, когда я пишу этот материал, прошло уже почти пять суток после коррекции. Мне уже можно спать на боку, но еще нельзя нормально умываться и механически трогать глаз. Еще нужно капать два вида капель каждые 2 часа. С каждым днём глазу всё лучше, но пока не идеально: он сохнет, нарушено боковое зрение, вблизи я тоже вижу размыто, хотя далеко – прекрасно.

Я знаю по своему предыдущему опыту, что всё встанет на свои места, поэтому терплю и держусь. Рада ли я, что всё-таки решилась? Да. Потому что, когда о чём-то постоянно думаешь, значит, это тебе действительно нужно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: