40-летняя Мария из Челябинска, прежде чем стать мамой Софии, пережила три замершие беременности и потерю сына после домашних родов. Что же это: карма, генетика или злые слова матери, сказанные вслед?

В первом браке я была почти 13 лет. Без детей – экс-муж не хотел. Боялся, что не справится с ролью отца. Был момент, когда я готовилась к беременности и очень хотела. Уговаривала, плакала, а потом смирилась. Решила, что буду чайлдфри. Открыла фирму и завела собаку.
Вновь о детях я начала мечтать, когда встретила Пашу.

Это желание пришло неожиданно. Накануне я уверяла его, что не хочу детей, а тут вдруг бах и хочу. На тот момент он был женат на другой, которая родила от него сына и должна была вот-вот родить дочь. Ситуация так себе. Я даже думала, пока была любовницей, что, если забеременею – уеду из Челябинска и он никогда об этом не узнает.

Забеременела я позже, когда мы стали жить вместе, но Паша официально был ещё женат на другой. Мы любили друг друга и знали, что справимся. До сих пор помню, как затряслись мои руки, когда я увидела две полоски. Я никогда не была беременной и у меня был страх, что я не смогу. Паша обрадовался. По крайней мере, сделал вид.

О том, как и где рожать, я не задумывалась. Срок был маленький. Осознание ещё не наступило. Будто все не со мной. Была уверенность, что все будет хорошо, но не прокатило. Однажды вечером я пошла в туалет и увидела кровь. Сразу же позвонила Паше. Решили с утра съездить на УЗИ.

Часов в пять я проснулась от резких болей в животе. Они все усиливались. Кое-как дотянула до 7 и разбудила Пашу. Мы помчались в перинатальный центр. Пока шла в кабинет врача, за мной тянулся красный след. Мне молча уступали дорогу. Я сохраняла спокойствие и пыталась улыбаться ради любимого. Не хотела его пугать своим страхом.

Меня тут же на каталке увезли в операционную. И вот здесь до меня дошло. Я ПОТЕРЯЛА РЕБЕНКА. Это было как гром среди ясного неба. Когда меня катили, я дала волю слезами. В голове по кругу повторялись слова моей мамы: «Желаю, чтобы у тебя не было детей».

Когда мне вводили наркоз, я держала за руку врача и умоляла все сделать аккуратно, чтобы у меня была ещё возможность забеременеть.

Первые дни я плакала, уткнувшись в подушку. Но потом твердо решила, что так бывает и в следующий раз все получится.

Я и не предполагала тогда через что ещё мне придется пройти…

Второй ребенок, наш сыночек, пришел быстро. Через три месяца после замершей.

У меня была голубая мечта: выносить и родить без медицинских вмешательств. Я смотрела видео о родах не в больнице. Среди моих знакомых было несколько позитивных примеров, кто родил дома и все были счастливы. О том, что может быть по-другому я даже мысли не допускала. Твердо решила рожать дома и мы начали искали доулу.

В России домашние роды РАЗРЕШЕНЫ законом. Но сопровождать домашние роды профессиональным акушеркам ЗАПРЕЩЕНО.

Все было в норме. Я чувствовала себя отлично. Анализы сдавала раз в три месяца, чтобы отслеживать общую картину. Начали ходить на подготовку к родам у доулы. Она сама рожала своих детей дома и приняла роды у моей знакомой. Все прошло хорошо. Она нам нравилась.

Но. Но. Но.

Она не слушала сердцебиение, не спрашивала об анализах, никак не отслеживала состояние ребенка. Сынок пинался и ворочался, со мной все было хорошо, и мы проявили беззаботность. В какой-то момент я почувствовала необъяснимую тревогу (интуиция, наверное).

Мы решили на днях съездить на УЗИ.

А утром на прогулке с собаками у меня отошла пробка. Я поняла, что началось. Тревога не прошла, но я опять проигнорировала интуицию. Списала на то, что все женщины тревожатся перед родами, надо просто успокоиться. ПДР стояло на начало марта, а на календаре было 12 февраля. Схватки начались днём. Я помыла полы, навела порядок.

В шесть вечера позвонила Паше. Сказала, что схватки уже сильные. Он был в театре, общался с сыном и бывшей женой. Я положила трубку и расплакалась. Чувствовала себя брошенной. Потом любимый приехал, поливал меня теплой водой в ванной. В какой-то момент я попросила его отвести меня в туалет. Он сразу сказал, что это потуги.

Приехала доула. Проверила. Полное раскрытие. Паша спросил у неё, успеет ли выгулять собак. Ушёл. Пара вдохов, выдохов и… малыш у доулы на руках. До меня не сразу дошло, что что-то не так.

Зашёл Паша, в шапке и в пуховике, а я ему: «Это твой сын и он не дышит».

Не знаю сколько времени прошло. Задышал. Наступило облегчение. Паша хотел вызвать скорую, но доула убедила его, что в этом нет необходимости. Мы сделали фото на память и легли спать. Всю ночь я проверяла, дышит ли наш маленький комочек. На следующий день доула снова приехала, проверила сыночка, искупала его, осмотрела меня.

Паша уехал на репетицию. Мы с сыном уснули. Часа через полтора я проснулась, взяла его на руки, пыталась покормить, но у малыша безвольно висели руки и ноги. Я не понимала, что он уходит в эти минуты. Открылась дверь, муж с порога все понял, подбежал ко мне, выхватил сына. Я вызвала скорую. Медработники даже не подошли к малышу. Вызвали полицию. И прессовали нас психологически как могли.

Полиция вела себя очень корректно и вежливо. Они нам сопереживали. Весь вечер мы отвечали на одни и те же вопросы несколько раз по кругу. Они пересчитывали пеленки, осматривали квартиру. Наш мальчик лежал перед нами. Казалось, этот ад никогда не закончится.

Ближе к ночи все уехали, и мы остались одни. Было страшно ложиться спать. Страшно просыпаться. Страшно сообщать родственникам, смотреть друг другу в глаза. Страшно, что меня посадят. Под дверями дежурили журналисты. Писали лживые статьи.

Мы назвали его Виктором.

Доула переживала, чтобы мы не передали ее данные полиции. Я сцеживалась, прикладывала холодные капустные листья к груди и боялась, что Паша уйдет от меня. Втайне даже мечтала об этом. Я чувствовала такую вину, что хотела, чтобы меня бросили. Я ненавидела себя. А Паша винил себя, что позволил мне рожать дома.

Когда с документами было покончено, я начала обследования. Они длились два года. Выяснилось, что у меня генетическая тромбофилия. Плюс у обоих повышен гомоцистеин. И за это время мы пережили ещё две замершие беременности. Предпоследняя чуть не доконала меня и наш брак. Мне было невыносимо после семейных выходных с детьми мужа от первого брака. Я смотрела на них и видела нашего мальчика. Я сидела дома и рыдала навзрыд. Паша спрашивал, чем он может помочь. Я сказала, что мне нужен психолог. И вот здесь начались изменения.

Однажды утром я приняла решение: если мне не суждено стать мамой, я принимаю это и обещаю найти иной путь самореализации. Я ощутила желание жить, энергию и счастье.

И… забеременела!

Первые семь недель с утра до вечера я медитировала и молилась. Временами накатывала паника. Паша успокаивал и садился со мной в позу лотоса. Мы никуда не ходили и не принимали гостей. В тот момент я чётко понимала, настал час Икс: я либо справлюсь, либо нет.

В декабре 2020 года родилась наша дочка София.

После пережитого мне открылись простые истины:

  • Всё, что должно случиться, обязательно произойдет.
  • Человек не может держать все под контролем.
  • Твоя жизнь и здоровье – твоя ответственность.
  • Ребенок – не твоя собственность. Твоя миссия как мамы, дать ребенку опору и отпустить. Даже если это требуется в начале его пути.
  • Вместо почему и за что – ДЛЯ ЧЕГО.

Познакомиться с Машей и её семьёй поближе можно в блоге Instagram.

Если у вас есть история материнства, которой вы хотите поделиться, то присылайте её на почту nastya@mamamobil.ru.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: