Юлия Конева, профессиональный психолог, к.э.н. и мама двух прекрасных девочек, рассказала свою историю ЭКО 16-летней давности о том, как тяжела была ее дорога к материнству.

Я всегда боялась забеременеть. Во времена моей юности каждой девушке, да еще не дай Бог напялившей мини-юбку, часто шипели вслед: «Смотри, в подоле не принеси!». В моей семье такие разговоры тоже иногда бывали. Видимо, с воспитательной целью. Потом случился мой первый секс, который был насильственным. И месяц я жила в страхе, что забеременею и меня выгонят из дома, или что придется бросить школу. Хотя, думаю, родители бы все поняли и поддержали. Беременности не произошло, боль и обида со временем забылись, но и в дальнейшем каждая задержка почему-то казалась катастрофой.

Я тщательно следила за своим здоровьем, каждые полгода обследовалась у гинеколога, сдавала анализы и мне говорили, что у меня все прекрасно. Чему я, естественно, верила.

Гром грянул после окончания института. Мне предложили повышение на работе, но с длительными командировками. Я была рада этому повышению – в то время я думала только о карьере. Но одним вечером за чашкой чая на даче мои муж и мама, переглянувшись, робко спросили: «Юль, а тебе не кажется, что нам пора бы родить ребеночка?»

В этот момент мир изменился! Ведь это именно то, чего я действительно хотела уже несколько лет. Хотела, но боялась. На следующий день мы сдали анализы и … сошли с ума, так как оба были уверены, что проблем с рождением ребенка не будет, поэтому каждый свободный момент проводили то в магазинах детской одежды, то в поиске детских площадок рядом с домом (коих на Чистых Прудах оказалось всего 2).

Когда за полгода у нас так не появилось 2 заветные полоски на тесте, мы вновь пошли к врачу. И нам снова сказали что все хорошо и надо подождать. Еще полгода мы ждали, меняли питание, стояли на голове и всячески приближали зачатие. Но его так и не произошло.

Правду я узнала весьма неожиданным способом. Я дожидалась приема своего врача, которая к слову, всегда проводила своих особенных клиентов без очереди. Меня обычно это как-то не трогало – ждала и все. Но в этот день я была с жуткой температурой и еле стояла на ногах. И когда вперед меня прошли 2 женщины без записи, я вежливо сказала об этом доктору, проводившую в кабинет третью. В этот момент доктор вдруг превратилась в фурию и закричала на весь ЦПСиР на Севастопольском: «Да тебе то что! Ты лучше думай, что вообще детей иметь не можешь, а не мою запись контролируй!»

Я ушла.

На следующий день подруги посоветовали мне частного гинеколога. В ЦПСиР не хотели отдавать карту с анализами или, хотя бы, выписку. Пришлось играть спектакль, чтобы получить ее.

Далее новая врач поставила мне миллион диагнозов. Так же оказалось, что тестостерон у меня повышен во много раз. И на таком уровне забеременеть вообще нельзя. Позже я спросила врача из ЦПСиР о моих «хороших» анализах на протяжении 5 лет, на что она ответила, что ни разу не назначала мне анализы на гормоны. Что с таким тестостероном я должна быть толстая и с бородой, и ей не приходило в голову, что такая худышка, как я, может иметь такую проблему.

Новая врач была очень ласковая и приветливая. Читала мне свои стихи и после второго визита отправила меня на диагностическую лапароскопию к своему сыну-хирургу. Это была очень большая ошибка. Платили мы «на руки», операцию делали в старой больнице, где работал друг этого врача. В итоге мне дали какой-то старинный наркоз, от которого я проснулась с трубкой в горле, операция длилась 7 часов и моим близким не говорили ничего. В итоге сказали, что у меня куча диагнозов. От эндометриоза до синдрома Штейна-Левинталя, но при этом желтое тело в яичнике (что противоречит этому синдрому). На второй день меня отправили домой. Отходила я неделю с ужасными болями в плечах и голове, как последствиями наркоза. Потом еще 2 месяца падала в обмороки. Хирург после операции сказал, что в моем случае лечиться нет смысла. Потом на это очень рассердилась его мама-врач. И мы еще год пробовали клостилбегит и прогестерон. И все без результата. Доктор меня успокаивала и обнадеживала. А потом в один день подарила мне книжку со своими стихами и сказала, что надо принять реальность – я не могу иметь детей.

Я метнулась в МОНИИАГ. Это был отдельный фильм ужасов. Я знаю, что там замечательные врачи. Но для меня МОНИИАГ – это очередь. Бесконечная очередь в ветхом и дурнопахнущем помещении. Очередь, чтобы взять талон, очередь на УЗИ, очередь в единственный вонючий туалет, куда надо сходить не позднее чем за 15 минут до УЗИ. Иначе доктор на весь коридор объявит, что очередь задерживается из-за тебя. Но в туалет без очереди никто тебя пропустит все равно.

Доктор выписала уже ставший родным Клостилбегит, нам назначила анализы и выяснилось, что мы с мужем «несовместимы». Что единственный для нас вариант – это инсеминация. Работать стало практически невозможно. Нужно было подгадывать все процедуры на утро, мужа с работы не отпускали, один анализ назначали на утро, другой на тот же день вечером, причем по времени не делалось ничего – надо было ждать-ждать-ждать. Ежеутреннее измерение базальной температуры с ожиданием чуда постепенно превращалось в обычную процедуру. Три инсеминации не дали результатов. И именно в момент отчаяния я увидела интервью с Аленой Апиной, которая рассказывала про свой опыт ЭКО и суррогатного материнства.

Не скрою, в этот момент я уже не надеялась почти ни на что. И этим «почти» стала клиника Здановского. Он первым делом раскритиковал все проведенные операции, анализы и предложил все начать заново. Что, например, анализ на совместимость во время употребления Клостилбегита не делают – он фальшивит. И что синдром Штейна Левенталя противоречит наличию желтого тела в яичнике. Но я была на исходе 4 лет походов по врачам\анализов\операций\гормонотерапии. Я не могла выдержать еще один круг. Или так мне казалось. Мы договорились попробовать еще одну инсеминацию. Которая, как и 3 прошлых, дала задержку в 10 дней, кучу надежд и последующее кровотечение.

Моя история ЭКО

После этого доктор Гордеева начала меня готовить к ЭКО. Мы начали со среднего протокола, но в итоге вышли на длинный. Моя репродуктивная система никак не хотела отвечать на стимуляцию. Каждый день анализы, жуткие дозы гормонов, и деньги-деньги-деньги. В итоге на меня смотрели как на наркоманку, и в магазине за мной ходил охранник, чтобы я, не дай Бог, у них ничего не стащила. Ведь неважно как ты одета и что ты в одном из самых дорогих магазинов Москвы. Если у тебя все руки исколоты ежедневным анализами, и ты тупишь от гормонов – не нужно больше мотивов.

День пункции переносился несколько раз из-за неготовности эндометрия. На работе: и у меня, и у мужа, ситуация была обострена до предела. Наконец-то наступил долгожданный день! С вечера мне дали таблетку фенозепама, но спать я так и не смогла. С утра в клинике все было довольно по-рабочему. Особенно хорошо помню женщину-анестезиолога, типа «коня на скаку…», которая своими шутками-прибаутками меня успокоила лучше любых таблеток. Проснулась я в общей палате, где остальные девочки еще спали. А я была уже активна и все порывалась бежать узнавать результаты. Потом врачи со смехом рассказывали, что под наркозом я всех поздравляла с Новым годом (был март месяц). Уложить меня отдохнуть так не удалось. Мне сказали, что получили 3 очень слабые яйцеклетки и что шансов мало. Надо ждать, что получится. Полдня я бегала как конь. И только к вечеру в одну секунду меня вырубило. Далее были дни в ожидании звонка по результату оплодотворения. Вся эта эпопея попала на 8 марта, которое праздновали только ради родителей – мысли были в 1 Градской. Вечером 8 марта нам позвонили и сообщили, что утром у нас назначена подсадка. УРА!!!!!!

С утра нас встретил дежурный доктор с жутким перегаром. Сделал пункцию и сказал: «Все. С прошедшим!» Я встала, оделась и пошла к выходу. Там меня в ужасе встретила медсестра с криком: «Ложись немедленно! Надо минимум полчаса лежать! Хотя теперь уже все равно!»

В палате в истерике билась девушка-мусульманка, которая не давала делать себе подсадку доктору-мужчине. Я полежала полчаса ногами вверх и ушла. Ушла почти без надежды.

В назначенный и долгожданный день приема доктор сделала анализы со словами: «Вот первый раз в жизни вижу такое. Показатели несколько выше, чем при отсутствии беременности. Но недостаточно высокие для того, чтобы сказать, что ты беременна. Давай подождем еще 2 недели».

И начались еще две недели с ежечасным походом в туалет для проверки – кровит или нет.

Наконец, на УЗИ, нам показали два маленьких чуда.

В тот момент я не знала, насколько трудно сохранить такую беременность.

По ошибке/недосмотру врача, рано отменившему препарат, мы потеряли одного из двух близнецов. Но дочка очень хотела быть с нами и боролась, чтобы родиться на свет. И хотя нам говорили, что, если дотянем до 7 месяцев – это будет чудом, мы родились в 40 недель. С Божьей помощью и вопреки всему!

Подпишитесь на наши новости
Ваш e-mail:

Вам будет интересно!
Таша

сколько всего происходит из-за элементарных врачебных ошибок…

Ирина

В данном комментарии, несмотря на то, что врачи вопреки всем Вашим многочисленным проблемам подарили Вам дочь, звучат одни обвинения! Если бы все было хорошо, то Вы бы прекрасно забеременели сами, или с одной из кучи инсеминаций, или с клостилбегита….. и оперировать 7 часов женщину без проблем вряд ли кто-то бы стал. Мне кажется, правильнее и достойнее было бы сказать спасибо, а не поливать грязью докторов.