“Мы поделимся хорошими новостями с мамой, когда она вернется из больницы”, – сказала я мужу, когда мы ехали домой с УЗИ, которое подтвердило мою беременность.

Все девять лет, что моя мама боролась с четвертой стадией рака толстой кишки, она всегда возвращалась домой из больницы — всегда сильнее, чем раньше. Несмотря на перемены, которые мы видели в ней, и на то, как сильно она страдала, я была полна уверенности, что она вернется домой, как и раньше. На этот раз у нее будет мотивация бороться еще сильнее, чтобы стать бабушкой.

Однако, у Бога был другой план.

Врачи отвели мою семью в сторону и сказали, что мама больше не может находиться в больнице и дышать самостоятельно тоже. Хоспис был единственным вариантом.

Все, что я помню, это шум. Я не могла расслышать слов, только шум голосов врачей и медсестер, разговаривающих с нами. Он то усиливался, то затихал, когда я отключалась. Я была не в состоянии понять, что происходит. Все, о чем я могла думать, это то, что мы должны сказать ей.

Я собралась с мыслями и дрожащим голосом рассказала маме, что беременна. Как бы больно это не было, я увидела слезы, бегущие по ее лицу. На следующий день после того, как мы узнали о новой жизни, у нас отняли другую. Мама умерла через несколько часов после перевода в хоспис.

Как я смогу выносить ребенка, горюя о потере матери? Но самое главное, как я буду матерью без собственной мамы? Кто будет смотреть на меня с ребенком на руках, и просто говорить, что я справляюсь, что все хорошо?

Когда я впервые стала мамой, только тогда поняла, что нуждаюсь в собственной маме еще больше, чем раньше. Скорбь заставила меня взглянуть на жизнь по-другому.

Моя мама любила музыку и танцы. Каждый раз, когда меня переполняют болезненные воспоминания, я беру на руки своего маленького сына и танцую с ним, слушая любимые мамины песни.

Когда мне пришлось одной отвести ребенка на прием к педиатру, я не могла заснуть от тревоги. Мама часто называла меня слишком беспокойной. Она по жизни ко всему относилась с юмором, пока я обдумывала каждую мелочь.

В то утро я хотела взять трубку и просто сказать: «Пожалуйста, пойдем со мной, мама! Я не могу сделать это одна без тебя!». Думаю, она бы хихикнула и сказала: «Да ладно тебе, Кристина, ты в порядке! Ты справишься!». После того, как я благополучно вернулась с сыном домой, я снова хотела позвонить ей: «Ты была права, мама, я сделала это!». Мне нравилось, когда она мной гордилась.

И только она знала, что я смогу собраться с духом и впервые выйти на улицу с новорожденным (молодые мамы, я знаю, вы меня понимаете — это страшно!). Она была со мной на каждом шагу, потому что как только я села в машину, по радио передали ее любимую песню.

Именно в такие моменты я чувствую присутствие моей мамы. Возможно, это не совсем то, чего я хочу, но это мой способ принять, что она все еще со мной, пока я сама учусь быть мамой.

Кристина Паломба

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мама хочет, чтобы я взяла под опеку подростка

Вам будет интересно!
500
Кристина

Спасибо тебе, ты не одна такая…