Рождение мертвого ребенка или выкидыш – худший кошмар любого родителя. Но еще больше огорчает, когда врачи говорят вам в этот момент, что ребенок – это «медицинские отходы».

Вот почему 40-летняя Шарран Сазерленд сделала снимки плода, который родился у нее в 14 недель с весом всего 26 гр., но у него уже полностью было сформировано лицо, руки, ноги и крошечные ногти. Она хотела доказать, что ее мертвый сын – настоящий ребенок:

«Глядя на него, держа его в руке, я была поражена насколько сформированы дети на такой ранней стадии. Я просто не могла поверить, что на нем все так идеально. Его уши, язык, десны, губы. У меня есть детские книжки, в которых изображен младенец в утробе матери, но я никогда не видела ничего подобного».

По закону, плод, рожденный до 20 недель, не может быть квалифицирован как ребенок, поэтому Майрена (такое имя дали ему родители) должны были утилизировать в больнице как медицинские отходы, но вмешались его родители.

Шарран и Майкл забрали сына и неделю держали его в холодильнике, прежде чем закопать ребенка в цветочный горшок под кустом гортензии.

Несмотря на горе, мама говорит, что она благодарна за шанс родить, увидеть и подержать сына на руках, прежде чем попрощаться с ним. Но отношение больницы и юридический статус плода, а не ребенка, помешали ей должным образом горевать:

«Когда женщина переживает аборт по медицинским показаниям, она не может горевать так же, как женщина, родившая ребенка, который умирает после рождения. Женщина проходит через это в одиночку, и я думаю, это потому, что другие люди не признают в нем ребенка».

Врачи убеждали Шарран сделать аборт, как только стало известно, что у плода нет сердцебиения, но она отказалась, поскольку “не хотела, чтобы ее ребенок выходил кусками”, решив вместо этого родить естественным образом за 173 дня до срока.

«Мы с мужем обсуждали, не похоронить ли его в ящике с гортензиями, которые будут цвести каждый год и напоминать нам о нем, и решили, что это отличная идея. Когда я вернулась домой, то сделала физиологический раствор, и положил ребенка в него, поставив банку в холодильник. Я знаю, для некоторых это звучит странно, но мы не были готовы похоронить его сразу.

Мы держали его там почти неделю. За это время я успела снять отпечатки его рук, сфотографировать его, подержать на руках. У меня было время, которое, я думаю, очень помогло. Когда пришло время хоронить его, это было трудно. Я хотела выкопать его обратно. Я просто хотела держать его в холодильнике. Меня не волновало, что люди считают это ужасным – я хотела, чтобы он оставался там навсегда».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Инцидент с пупком, или почему не всем врачам надо верить

Вам будет интересно!
500