22-летняя Тайла чувствует себя виноватой, что скоро оставит 2-летнего сына без мамы. У девушки диагностировали редкую опухоль мозга всего через месяц после родов.

Она отчаянно хочет увидеть, как он пойдет в школу через два года, но время неумолимо. В феврале 2018 года врачи сказали, что ей осталось жить – в лучшем случае – от двух до пяти лет.

«Это душераздирающе. Я чувствую вину за то, что не могу контролировать ситуацию, но я буду бороться. Моя главная цель – увидеть, как он ходит в школу, и чтобы он запомнил, кто я и как звучит мой голос. Я всегда буду с ним в его сердце», – говорит Тайла.

И рассказывает свою историю.

Это было неожиданно, когда я забеременела в 20 лет. До 31 недели беременность протекала отлично, а потом у меня внезапно начались боли в животе. В какой-то день я решила понежиться в ванне, чтобы успокоиться, но внезапно почувствовала спазм в руке. Странное ощущение поползло вверх по ней.

Я поняла, что что-то не так, выбралась из ванны, позвала бабушку и потеряла сознание. Очнулась, когда бабуля вызывала скорую помощь, она говорила по телефону, что у меня судороги. Я так переживала за своего ребенка, что даже не думала о себе.

Врачи прибыли через несколько минут и увезли меня в больницу. По дороге я почувствовала, как мой ребенок пинается. Я так обрадовалась!

Первые анализы сделали, чтобы исключить преэклампсию (прим.ред. тяжелый вариант гестоза). Потом мне рекомендовали сделать сканирование мозга. Врачи сказали, что, скорее всего, ничего страшного, но надо убедиться в этом. Я не переживала, я была уверена, что все хорошо.

На следующий день сделали МРТ, и вскоре после этого ко мне подсел врач. Она спросила, не было ли у меня головокружения или головных болей. Затем она показала, что в левой лобной доле моего мозга растет 2-сантиметровая опухоль. Я не могла в это поверить.

Но она заверила меня, что, скорее всего, это доброкачественная опухоль. И добавила, что если это рак, то, скорее всего, легкая форма, от которой я смогу выздороветь. Поэтому она согласилась, чтобы я доносила ребенка. Престон родился 12 января, на неделю раньше срока.

Быть мамой тяжело, но мне нравилось: менять пеленки, кормить по ночам и просто обнимать его. Через месяц я впервые оставила его с отцом и отправилась на встречу с подругами. Я почти ничего не пила, но на следующая утро проснулась и поняла, что правая сторона полностью парализована.

Я подумала, что в этом виноват алкоголь, ведь я 9 месяцев ничего не пила, и два дня просто лежала в кровати, пока моя семья заботилась о сыне. В конце концов меня уговорили пойти к врачу. Он отчитал меня, сказав, что я должен был приехать сразу.

На тот момент пришли результаты МРТ, которое сделали сразу после родов. Опухоль сильно выросла и давила на нервы. Вот откуда паралич. Меня отвезли на скорой в больницу.

Экстренная операция на мозге была запланирована на 26 февраля. Через две недели я вернулась в больницу за результатами. Это была глиобластома четвертой степени, самый агрессивный рак. С ним не живут дольше пяти лет. Узнав об этом, внутри меня все умерло.

Химиотерапия, нейрохирургия и лучевая терапия разрушали клетки, но они росли и росли, снова и снова. Этот рак невероятно редок – и нет объяснения, откуда он взялся у меня. Как будто я выиграла в лотерею… ужасную лотерею без денег.

Я знаю, что мое время истекает. И я просто хочу провести его с Престоном. Он озорной маленький мальчик, который так забавно смеется. Он не понимает, что я болею.

Скоро я начну писать ему поздравительные открытки, чтобы он мог открыть их, когда меня не будет. Для него я тоже кое – что приберегаю: локоны волос, радиотерапевтическую маску.

Мне нужно, чтобы он знал, что его мама отчаянно боролась за то, чтобы быть с ним, что она любила его так сильно и не хотела оставлять его. Да, мне всего 22, но мне пора идти.

Жизнь коротка.

Мы все приходим в этот мир туристами, и жаль, что некоторые из нас уезжают раньше, чем другие. Живите каждую минуту, как будто это ваш последний день.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Студентка родила ребенка, которого не видел ни один тест на беременность

Вам будет интересно!
500