Моя мама никогда не жаловалась. Она молча стирала нашу одежду, и слезы текли по ее лицу. Большую часть своей жизни она проработала на фабрике, куда ее направило государство. Ее никогда не учили принимать решения, потому что правительство всегда знало, как лучше.

В Румынии, где мы жили, царил коммунизм и нищета. Никому не разрешалось произносить вслух имя Бога. Мы жили в маленькой двухкомнатной квартире, а мама и папа каждый день ломали голову, какую еду поставить на стол или как купить новую обувь детям.

За мной присматривал старший брат, пока родители работали по 14 часов в день. Мы с ним быстро стали самостоятельными и много времени проводили, стоя в длинных очередях за хлебом, молоком или (изредка) мясом и картошкой. Тогда я твердо решила, что если однажды у меня появятся дети, им будет легче жить.

Когда мне было 7, мы с братом нашли спрятанную Библию. Это был первый раз, когда мы держали ее в руках. Истории в книге так сильно очаровали нас, что появилась надежда. Надежда, на другую, светлую, хорошую жизнь. Четыре года спустя я начала ходить в маленькую заброшенную церковь. Я до сих пор помню, как училась молиться.

В 13 лет я поняла, что хочу, чтобы Бог доказал, что он существует. И я попросила снег. Молитва была простой, но от всей души. Три месяца он молчал. И именно тогда, когда я была уже готова отказаться от веры, ответ пришел в неожиданном виде: в обувной коробке, обернутой подарочной бумагой. Было Рождество. Внутри лежал снежный шар.

Он знал, что я готова отказаться от него, но он не был готов отказаться от меня.

В тот день маленький серебристо-голубой снежный шар определил мое будущее. Я поняла, что в дальнейших своих решениях хочу опираться только на свою веру. Бог мне поможет.

Сейчас у меня двое детей. Их жизнь полна радости. И я счастлива, что осталась ему верна.

Изабелла Макмиллон

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мамы ответили на сложный вопрос: «Жалеете ли вы, что родили ребенка?»

Вам будет интересно!