Жизнь жены военного временами может быть одинокой – нужно много переезжать, искать новых друзей и пытаться сделать чужую квартиру и новый город похожими на дом.

Элли была прекрасным лучиком солнца в моей жизни. Она обратилась к моему мужу в первые же выходные, когда мы переехали на несколько домов от нее в Монтгомери, штат Алабама.  Она пригласила нас на свидание вслепую с ней и ее мужем. Вскоре после нашего первого совместного ужина я поняла, что мы сорвали джек-пот с друзьями и соседями.

Меня тянуло к Эллисон. Она была невероятно остроумна и обладала удивительной способностью заставлять всех вокруг чувствовать себя желанными и любимыми.  Я знала, что мы будем друзьями на всю жизнь.

Мы обе ждали первого ребенка, только Элли должна была родить на несколько месяцев раньше меня. Мы вместе с ней ели кексы, слонялись по окрестностям, меняясь за рулем, чтобы наши мужья могли наслаждаться футболом по выходным.

До декретного отпуска Эллисон работала учителем в начальной школе, она обожала своих племянников и племянниц. Я доверяла ее опыту и копировала все, что она делала. Я выбрала ту же коляску и автокресло, даже те же бутылочки для кормления и погремушки. Я хотела быть такой же, как она. Она была очаровательной, здоровой, умной, веселой, преданной и такой милой. Каждый раз, когда она приветствовала меня с моим гигантским животом, то говорила: «Ты выглядишь прекрасно!» Конечно, я так не думала, когда смотрела в зеркало, но с ней мне было так хорошо. Эллисон была отличным другом.

Она прекрасно справлялась с беременностью и материнством … снаружи.

Внутри, менее чем в 200 метрах от меня, каждый день Эллисон молча боролась с послеродовой депрессией. Я понятия не имела об этом. Я спрашивала ее после рождения ребенка: «Ты чувствуешь себя сумасшедшей? Ты часто плачешь?» Я хотела узнать для себя и подготовиться к тому, что сама скоро буду испытывать с рождением нашего ребенка.

Она ответила, что плачет, но, в основном, это слезы счастья: дочка набирает вес и превращается в пухлую булочку, как она дорога ей, и какой хороший отец Джастин. Почему я не копнула глубже?  Каждый день я жалею, что приняла ее ответ.

Моя подруга проиграла битву с послеродовой депрессией 28 июня 2016 года. Она оставила любящего мужа, 4,5-месячную девочку и бесчисленное множество родных и друзей, которые обожали ее. Я скучаю по ней каждый день, а я даже не ее семья. Не представляю, каково им.

Я хочу, чтобы другие мамы услышали ее историю и обратились за помощью. Правду всегда трудно говорить, особенно, когда вы чувствуете, что ваша правда постыдна. В послеродовой депрессии нет ничего постыдного. Привыкание к новому образу жизни в качестве матери, сопровождающееся бушующими гормонами, может быть тяжелым бременем. Это груз, который никогда не следует нести в одиночку.

Не всякое материнство радостно и ярко. И чувство вины! Чувство вины, которое мы сами себе навязываем и которое навязывает нам общество, подавляющее. Если наше материнство не состоит из ромашек и бабочек, мы чувствуем себя отчужденными и пристыженными.

Таким матерям я хочу сказать: вы не одиноки, и вы не плохая мать! Послеродовая депрессия обманывает вас. Она искажает ваши воспоминания, чувства и убеждения, превращая их в ложь. Вас не будут судить, только любить, если вы обратитесь за помощью.

Кормящие мамы, принимающий реглан, метоклопрамид для увеличения лактации: остановитесь! Препараты имеют побочные эффекты, такие как тревожность, депрессия и суицидальные мысли. Докармливайте ребенка, если это необходимо. Ваш ребенок будет таким же здоровым с грудным молоком или без него. Ради грудного молока не стоит жертвовать своим психическим здоровьем или, возможно, жизнью.

Джули Энн Уотерфилд

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Если это не послеродовая депрессия, тогда что?

Вам будет интересно!
500