Ребенок с синдромом Дауна

Для Холли Грэм и ее жены Алекс усыновление ребенка с синдромом Дауна было чем-то, что всегда сидело в глубине их сознания. Увлеченная детьми с особыми потребностями, пара официально усыновила Джексона 6 июня 2014 года, а затем и его брата Нико 30 января 2018 года.

Журналисты POPSUGAR поговорили с Холли и Алекс о том, каково жить с такими сыновьями.

– Мы вроде как решили завести детей двумя способами сразу, – рассказывает Холли. – Мы пытались забеременеть от донора спермы и одновременно добивались усыновления. Мы всегда знали, что хотим усыновить хотя бы одного ребенка с синдромом Дауна. Нам не нужен был типичный ребенок. Нам не нужен был светловолосый, голубоглазый ребенок.

Желание стать матерью ребенка с синдромом Дауна зародилось в ней еще в детстве.

– В детстве у меня была соседка, которая страдала синдромом Дауна, – вспоминает Холли. – Мне просто нравилось в ней все. Она была чистой магией. Мы с ней стали хорошими друзьями, когда мне было 5 лет. В 7 лет я даже сказала маме, что собираюсь усыновить ребенка, похожего на Мэнди. С самого детства я знала, что воспитаю ребенка с синдромом Дауна.

Хотя Алекс прекрасно знала о желании своей жены, она не была уверена, что они смогут усыновить и воспитать ребенка с особыми потребностями.

– Когда мы с Холли только начали встречаться, она несколько раз упоминала, что хочет усыновить ребенка с синдромом Дауна. Сначала я не придала этому особого значения, просто сказала: «Да, может быть, когда мы станем старше».

Ребенок с синдромом Дауна

Но все изменилось, когда Алекс вышла на работу в школу пожарных в Техасе в 2013 году. Однажды инструктор отвел ее в сторону, чтобы рассказать о маленькой дочери его коллеги, у которой был синдром Дауна, а также сахарный диабет и аутизм. У девочки был диабетический шок, но из-за своих диагнозов она не смогла сообщить об этом своим родителям.

Алекс и ее команда решили помочь собрать деньги для служебной собаки, которую маленькая девочка могла бы использовать для оповещения окружающих, когда у нее был низкий уровень сахара в крови. Учитывая цену в 20 000 долларов, требовался масштабный сбор средств. Они собрали 6 000 долларов, и когда она встретилась с семьей, чтобы отдать им деньги, то сразу поняла, что усыновление ребенка с синдромом Дауна — это то, что она должна сделать.

– В тот вечер я позвонила Холли и сказала: «Хорошо, мы можем усыновить ребенка с синдромом Дауна».

После того, как Холли и Алекс решились на усыновление, они были удивлены тому, как быстро все закрутилось.

– Удочерение Джексона было безумно быстрым, – говорит Холли. – К концу мая мы еще не были официально включены в список приемных родителей, но уже прошли все этапы. Мы были в отпуске в Лас-Вегасе, когда нам позвонили из агентства и сказали: «У нас есть ребенок, когда вы сможете вернуться домой?» Тут же мы сели на ближайший самолет и отправились в Канаду, чтобы встретиться с Джексоном на следующий день.

– Мы сразу сказали, что хотим только ребенка с синдромом Дауна, – поддерживает беседу Алекс. -У нас не было других критериев. Только три копии этой 21-й хромосомы. Поэтому все получилось так быстро.

Ребенок с синдромом Дауна

Холли и Алекс знали, что их жизнь значительно изменится, как только они привезут домой маленького ребенка с особыми потребностями.

– Мы знали, что это будет нелегко финансово, – говорит Алекс. – Изначально мы обе работали полный рабочий день и неплохо зарабатывали, но как только мы усыновили Джексона, то доход у нас стал один, а расходов много.

Несмотря на медицинские диагнозы Джексона — он нуждался в операции на сердце и был подключен к кислороду — Холли и Алекс очень легко стали родителями.

– Мы привезли его домой, и это было просто и естественно. Он был таким милым.

Влюбленные в своего старшего сына, всего через год Алекс и Холли начали подумывать об усыновлении еще одного ребенка.

– Во время нашего второго усыновления мы думали над тем, чтобы взять обычного ребенка, но чем дальше продвигались в процессе, тем больше понимали, что не можем представить в своей жизни ребенка без синдрома Дауна. Через месяц нам позвонили и предложили взять Нико.

Ребенок с синдромом Дауна

И хотя мальчики ладят, иметь двух маленьких детей до 5 лет не всегда легко.

– Мы зовем нашего старшего сына – бычок, а младшего – фарфоровая лавка, – шутит Алекс. – Джексон не очень-то ласков с малышом, но мы работаем над этим.

Мерфи Морони

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Пришло время ей ожить»: родители не смогли воскресить дочь молитвами

500