мертворожденный

Когда дочь Ане Эрнстранд родилась мертвой на 37 неделе беременности, она и ее муж провели пять дней в больнице, скорбя о девочке. Они держали ее на руках, плакали, фотографировались и принимали гостей, а потом увезли свою дочь домой, где она еще четыре дня лежала на пакетах со льдом, которые меняли каждые 8 часов.

Если бы о таком Ане рассказали в 2018 году, она бы подумала, что люди сошли с ума. «Смерть – это табу. Нужно поторопиться, похоронить и двигаться дальше. Но все не так просто устроено. В те минуты, когда я была с дочерью, мне казалось естественным видеть ее, обнимать и забрать домой», – говорит она.

Все это было немыслимо еще какие-то 30-40 лет назад. «Тогда в больнице придерживались стандартной практики. Обычно говорили: «Иди домой, выпей и забудь об этом», – рассказывает акушерка Дорте Хвидтьерн. С тех пор все изменилось.

Университетская больница Орхуса в Дании, где родила Ане, уникальна тем, что построила целое отделение для тех, чьи дети умерли до или после рождения. В то время как другие выписывают таких пациентов через несколько часов после родов, мамы в Орхусе могут оставаться столько дней, сколько им захочется.

Отделение находится поодаль от основного здания, чтобы скорбящие родители не могли услышать плач других новорожденных или радостные крики. В палате стоят двуспальные кровати, на которых могут ночевать оба родителя, на столике – лампы, на стене – картины, все это смягчает больничную обстановку. Здесь акушерки дают родителям время и место, чтобы поздороваться, а затем попрощаться. Некоторые родители, такие как Ане, забирают своих детей домой.

Не видеть означало не горевать

В начале 20 века – оплакивать и терять младенца – было нормой: каждый десятый ребенок умирал, не доживая до года. К концу столетия это число сократилось в разы, упал и уровень мертворождаемости. Тогда же психологи заговорили о глубокой связи между мамой и плодом. «Степень привязанности мамы к ребенку в утробе связана с ожиданием того, что он выживет», – говорит Ирвинг Леон, психолог и автор книги «Когда ребенок умирает». И поскольку в 70-х годах стало широко использоваться УЗИ, родители смогли еще больше привязаться к человеку внутри.

Однако, когда ребенок умирал, врачи молча выносили его из родильного зала. Родители никогда не видели ребенка, как будто не видеть означало не горевать. Вместо того чтобы притворяться, что ребенка никогда не было, сегодня больницы предлагают сувениры на память: фотографии, локоны волос и отпечатки ног. Некоторые спрашивают родителей, хотят ли они подержать или увидеть своего ребенка. Современные психологи подчеркивают важность знакомства с ребенком, даже после его смерти.

«Когда умирает тот, кого ты знаешь, остаются воспоминания: звук его голоса, разговоры, его любимое кресло. Когда умирает новорожденный, ничего этого нет. Поэтому важно увидеть ребенка, чтобы создать воспоминания, на которых и будет базироваться скорбь», – говорит Ирвинг.

Все это является руководящим принципом для отделения перинатальной потери в Орхусе. Здесь акушерки поощряют родителей фотографироваться, приглашать друзей и родственников, а также забирать ребенка домой. «Для родителей важно почувствовать, что они на самом деле родители», – говорит акушерка Дорте. Это распространяется и на сам процесс родов. Любой плод, начиная с 14-й недели беременности, должен быть рожден как живой ребенок. Поэтому мамам рекомендуют рожать естественным путем, а не через кесарево сечение.

«Это был прекрасный опыт для нас обоих»

Для Ане идея родить самой мертвого ребенка казалось непостижимой, она требовала кесарево сечение. «Я просто хотела, чтобы все закончилось. Я не хотела с этим сталкиваться», – вспоминает она. Но акушерки убедили ее все-таки родить дочь. Ее муж перерезал пуповину. «Это был прекрасный опыт для нас обоих. Ужасно, но в тоже время прекрасно. Я не могла дать ей ничего другого, но я могла родить ее как настоящая мать», – говорит она.

мертворожденный ребенок

После родов Ане боялась увидеть дочь. Они с мужем изначально договорились, что сначала акушерки расскажут им, как выглядит ребенок. (Плоды, которые умирают в утробе матери, могут быть очень маленькими, худыми или иметь нетипичный оттенок кожи). Их дочь выглядела как обычный младенец, но молодая мама все равно неохотно взяла ее на руки.

«Я была сбита с толку и никак не могла понять, что это ребенок, которого я носила почти 9 месяцев. Это было так странно. Но буквально пару часов спустя я начала чувствовать себя так же, как и другие родители. И мне захотелось обнимать ее, целовать и защищать», – вспоминает Ане.

Проведя пять дней в больнице, она выписалась домой без дочери, но быстро поняла, что очень скучает по девочке и на следующий же день вернулась обратно, чтобы ее обнять. Тогда акушерка предложила взять ребенка домой. «Это было трудное для нас решение, потому что обычно никто и никогда не забирает мертвых детей домой. Но мы это сделали», – рассказывает Ане. Как только она приехала домой вместе с дочерью, все как будто встало на свои места.

Горе не забылось, но у нее остались воспоминания.

В прошлом году Ане родила вторую дочь, ровно через год и один день после рождения первой. Это совпадение мучило ее всю беременность, но все прошло хорошо. Когда ее вторая дочь подрастет, Ане расскажет ей о старшей сестре.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Мама встретилась с умершей дочерью в виртуальном мире

Вам будет интересно!