Материнство должно было стать одним из самых счастливых этапов в моей жизни. Вместо этого я столкнулась с обидой, болью и ужасной несправедливостью.

Мой муж Кори и я всегда мечтали стать родителями. Когда я забеременела нашим первенцем, то постоянно представляла, как ребенок будет выглядеть, покупала красивые ползунки и отказывалась от вина. Я была идеальной беременной, но, когда срок перевалил за 33 недели, я почувствовала, что что-то не так. Я помню, как проснулась ночью. Никаких причин волноваться не было, мне не было больно, ребенок пинался, но чувство тревоги не покидало.

Хотите, можете называть это материнской интуицией.

На следующий же день я поехала к врачу, чтобы сделать УЗИ. Мы жили в сельской местности, до ближайшего медицинского пункта более 1,5 часов езды на машине, но я была непреклонна. Мне нужно было знать, все ли в порядке с малышом.

УЗИ выявило изменения в мозге. Нам сказали срочно ехать в больницу в Сидней, чтобы сделать дополнительные тесты. До него было 5 часов езды, и мы едва могли поверить, что все так серьезно. Это не входило в наши планы. Мир рухнул.

Наш нерожденный ребенок перенес инсульт

Специалисты в Сиднее ошеломили нас известием. Наш нерожденный ребенок перенес инсульт. Это казалось невозможным, невероятным, немыслимым. Разве инсульт — это не то, что поражает только пожилых людей?

инсульт

Еще они сказали, что у ребенка мало шансов. Если бы точной, меньше 10%. Нас готовили к худшему сценарию, но мы отчаянно цеплялись за надежду. Мы клялись, что дадим нашей малышке все, что сможем, если она выживет.

19 мая 2011 года незадолго до полуночи Кили родилась. Она появилась на свет с криком. И это была музыка для наших ушей. Она жива! Однако мы понятия не имели, что ждет Кили в будущем. Врачи говорили, что она не сможет ходить, говорить или видеть. Но наша малышка пережила роды и была готова доказать всему миру, что она сильнее, чем кажется.

Несколько недель Кили провела в отделении интенсивной терапии новорожденных, в 8 недель она перенесла операцию на головном мозге. Ползать она так и не научилась, зато стала ходить с помощью ходунков, держа нас за руки. В 4 года она сделала свои первые шаги сама.

Да, у нее есть проблемы со зрением, эпилепсия, ДЦП, но она невероятно счастлива. Она наша радуга после ужасного шторма.

Пополнение в семье

Решение родить второго ребенка мы приняли нелегко. Сначала я прошла генетическое тестирование, которое должно было выявить, есть ли риск инсульта для будущего ребенка. Все было хорошо, и я снова забеременела.

Моя вторая беременность прошла гладко. Я приняла всевозможные меры предосторожности и даже перестала работать в 19 недель, чтобы полноценно отдыхать и заботиться о себе. В октябре 2015 года без каких-либо осложнений родилась наша вторая дочь Делани. Она была здорова.

Когда ей было 8 недель, как раз перед Рождеством, мы с Кори заметили, что ее правая рука сжата в кулачок, а левой она хватается за игрушки. Мы знали, что это признак инсульта, но не могли поверить своим глазам. В Австралии до 500 младенцев и детей переживают инсульт в первый год жизни, но молния не может ударить в нашу семью дважды. Не может!

На постановку диагноза ушло несколько недель. Это было ужасное время ожидания. А когда врачи сказали, что Делани тоже перенесла инсульт, я почувствовала себя обманутой.

Однако у нас не было времени копаться в своих чувствах, нужно было восстанавливать младшую дочь. К счастью, инсульт затронул лишь небольшую часть левого полушария ее мозга. В результате у Делани слабость только в правой стороне тела. Благодаря упорному труду она ничем не отличается от своих сверстников.

Старшей дочке сейчас 9 лет, младшей – 4 года. Они обе превзошли все ожидания врачей. И так приятно слышать, когда кто-то из девочек говорит: «Теперь я могу сделать это сама, мне не нужна твоя помощь». Я так горжусь ими, и так благодарна, что они живы. Возможность слышать, как они говорят: «Я люблю тебя!» – самый ценный дар из всех.

Ара-Джейн Ридинг

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Сейчас мне страшно как никогда»: 14-летнюю школьницу положили на сохранение

Вам будет интересно!