Многие женщины не получают качественного и уважительного ухода, когда их ребенок умирает во время беременности или родов. ВОЗ хочет изменить ситуацию и делится историями со всего мира.

Потеря беременности определяется по-разному, но, в целом, ребенок, который умирает до 28 недель беременности, называется выкидышем, а дети, которые умирают в течение или после 28 недель, являются мертворожденными.

Джессика Цукер, клинический психолог и писатель, США:

“Через несколько лет после рождения первого ребенка мы с мужем решились на второго. В тот четверг, 11 октября 2012 года, у меня случился выкидыш на 16-ой неделе беременности. Я была дома одна. Необходимость перерезать пуповину самой, кровотечение и поездка с ребенком в кабинет моего врача – произвели неизгладимый эффект.

Мой муж и я были опустошены, но мы горевали по-разному. Он не испытывал навязчивых снов, приливов молока или всплеска гормонов. Он не пошел на работу в теле, которое выглядело беременным, но не было таковым. В конечном счете, мы поняли друг друга.

После выкидыша я была ошеломлена реакцией окружающих, или, точнее, бездействием некоторых. Одни говорили мне что-то вроде: «По крайней мере, ты знаешь, что можешь забеременеть», «Будь благодарна за то, что у тебя есть», «У Бога свои планы», «Тебе повезло, что срок еще был не очень большой» … Но по большей части люди исчезали”.

Культурные и социальные отношения к потере ребенка могут сильно различаться по всему миру. В странах Африки к югу от Сахары распространено мнение, что ребенок может родиться мертвым из-за колдовства или злых духов.

Ларэй, фармацевт, Нигерия:

“Когда я впервые забеременела, я была в восторге; покупала детскую одежду, выбирала имена. На 5,5 месяце беременности у меня отошли ночью воды. Медицинский персонал положил моего ребенка в пластиковый пакет и оставил его рядом с моей кроватью, чтобы позже передать мужу для похорон. Это было самое отвратительное чувство, которое я когда-либо испытывала.

Прошел год, прежде чем я опять забеременела и снова потеряла ребенка на сроке 6,5 месяцев. Я была так подавлена, что не могла ходить в церковь.  Муж не мог меня утешить.

В Африке люди думают, что можно потерять ребенка из-за проклятия или колдовства. Здесь потеря ребенка окружена клеймом позора, потому что некоторые считают, что что-то не так с женщиной, у которой были повторяющиеся выкидыши, что она могла быть неразборчивой в связях, и поэтому Бог ее наказал”.

Знаменитости не боятся позора, и делятся своим опытом в социальных сетях. Например, модель и блогер Яна Яцковская.

Кимберли Ван Дер Бик, жена актёра, США:

“У меня было три выкидыша, все случились на 10 неделе беременности. Меня поддержал любящий муж, моя семья и доктора, но даже при таких обстоятельствах я была опустошена. После одного из выкидышей я просидела в душе почти пять часов.

Что меня обескураживает, так это то, что не все женщины получают сострадание или поддержку в это мучительное время. Отсутствие разговоров о выкидышах приводит к тому, что мамы часто остаются в одиночестве и, что хуже всего, чувствуют себя виноватыми. Я не знаю, как помочь, кроме как поделиться своей историей в надежде, что она заставит вас об этом задуматься.”

Существует много причин, по которым может произойти выкидыш. Например, патологии плода, возраст матери или инфекции, но чаще всего, определить причину достаточно сложно, поэтому врачи рекомендуют придерживаться общих правил: полноценно питаться, заниматься спортом, не курить, не употреблять алкоголь и наркотики, ограничить кофеин, не нервничать.

Лиза, менеджер по маркетингу, Великобритания:

“За четыре года у меня было четыре выкидыша. Самым сложным был первый. Когда мы пошли на УЗИ в 12 недель, то узнали, что ребенок давно умер, но мое тело никак на это не отреагировало. По правилам больницы я должна была подождать неделю и вернуться для проверки. Я не могла поверить, что они собираются просто отправить меня домой с мертвым ребенком внутри.

Я все время спрашивала, что мне теперь делать, а медперсонал просто сказал, что ничего не поделаешь, выкидыши часто случаются на ранних сроках беременности.

Мои друзья и семья говорили мне: «С тобой все будет в порядке!». «Неужели?», – думала я. Я чувствовала себя глупо, потому что все вокруг говорили мне, что потеря ребенка в начале беременности настолько распространена, что это не имеет большого значения. Но каждый раз, когда у меня случался выкидыш, мне становилось все труднее пытаться снова, я чувствовала себя эмоционально и физически сломленной. Мне хотелось горевать, но я чувствовала, что не могу позволить себе тратить на это время.

Такое отношение к выкидышам на ранних сроках никому не поможет. Нам нужно поговорить о нашем горе – это единственный способ исцеления”.

У многих женщин, потерявших ребенка во время беременности, могут развиться проблемы с психическим здоровьем, которые длятся месяцами или годами, даже когда у них появляются здоровые дети.

Многие женщины жалуются, что независимо от культуры, образования или воспитания, их друзья и семья не хотят говорить о потере.

Сьюзен, писатель, США:

“Я боролась с бесплодием почти 5 лет. В декабре 2017 года мой врач сказал, что у меня никогда не будет ребенка. Реакция друзей и семьи была неадекватной. Многие спрашивали: “Разве вы не можете просто усыновить?” В результате, я перестала делиться своей болью с другими.

Несколько месяцев спустя я нашла врача, который считал меня хорошим кандидатом на ЭКО. Я быстро поняла, что понятия не имею, во что ввязалась; это было физически и эмоционально изнурительно. К счастью, я забеременела. Однако через 7 недель ребенок перестал расти, еще через 2 недели начался выкидыш. Он продолжался 19 дней. Я не ожидала, что выкидыш – это долгий, многодневный процесс, состоящий из боли и крови. Я злилась, что не знала об этом.

Как женщины, мы запрограммированы на то, что наша единственная работа – иметь ребенка, поэтому слова о том, что я “бесплодна”, наполнили меня таким глубоким чувством стыда и боли. Я была убеждена, что мой муж оставит меня. Мы планируем еще одно ЭКО, как только сможем. Мне будет 35 через 2 недели, так что я чувствую, что время идет.”

Около 98% выкидышей происходят в странах с низким и средним уровнем дохода. Качественный уход во время беременности и родов может предотвратить более полумиллиона мертворождений во всем мире. Лечение инфекций, мониторинг сердечного ритма плода и контроль родовой деятельности может спасти 1,3 миллиона детей.

Эмилия, продавец, Колумбия:

“Я приехала в клинику с очень высоким давлением. После осмотра врач сказал мне немного отдохнуть и прописал лекарство. В аптеке мне дали гораздо больше советов, чем он.

Через неделю я вернулась в клинику, не почувствовав улучшений. Врач сделать мне УЗИ и сказал, что у ребенка нет признаков жизни. Я уже знала, что мой ребенок мертв. Если бы мне сразу оказали больше медицинской помощи, мой ребенок мог бы быть спасен.

После ультразвука меня перевели в родильное отделение, и вызвали роды. Доктор и медсестры не позволили мне увидеть ребенка. Я попросила их описать его, и они это сделали. Через год я снова забеременела и родила здоровую дочь, и только тогда почувствовала, что у меня есть силы рассказать о своем опыте.”

Социальное давление во многих странах ведет к тому, что женщины беременеют, когда они не готовы физически или морально. Даже в 2019 году 200 миллионов женщин, которые хотят избежать беременности, не имеют доступа к современным средствам контрацепции. И когда они беременеют, 30 миллионов женщин не рожают в медицинском учреждении, а 45 миллионов женщин вообще не получают дородовой помощи, что приводит к осложнениям и смерти.

Дивья Самсон Панабакам, консультант, Индия:

“В 2013 году у меня случился первый выкидыш, мне было 25 лет. Как только у меня началось кровотечение, я поехала в больницу, но секретарь подумала, что я не замужем, и заставил меня ждать, хотя доктор ясно написал в верхней части моей карты, что это срочно. В итоге мне дали лекарство, чтобы ускорить процесс и отправили домой.

В 2016 году я снова забеременела. Каждый раз, когда я приходила на УЗИ, врач молчала о состоянии ребенка. Она тихо говорила: «Я дам тебе знать в следующем месяце». Наконец, когда я была на 5 месяце беременности, она сказала: «Я дам вам знать, можете ли вы сохранить ребенка или сделать аборт на седьмом месяце». Я сказала ей, что оставлю ребенка несмотря ни на что. В ноябре 2016 года родился сын.”

У матерей-подростков (в возрасте от 10 до 19 лет) гораздо больше шансов родить мертворожденного ребенка, чем у женщин в возрасте от 20 до 24 лет. Дети, рожденные женщинами моложе 20 лет, чаще рождаются раньше срока, имеют низкий вес при рождении или тяжелые патологии.

В развитых странах женщины могут рожать своих умерших детей в родильных домах в окружении женщин со здоровыми детьми, но не все больницы или клиники могут поддерживать такую политику. Это реальность перегруженных систем здравоохранения. Тем не менее, поощрение сочувствия к парам, потерявшим ребенка, не стоит никаких денег.

Бекки, учитель начальных классов, Вьетнам/Великобритания:

“Мы с мужем были на седьмом небе от счастья, когда я забеременела девочками-близнецами. В 34 недели ультразвук подтвердил, что один близнец умер в утробе. Я была потрясена, когда доктор велел мне идти домой. Я боялась, что мы потеряем и второго ребенка, и настояла на том, чтобы остаться в больнице. На следующий день я родила наших девочек через кесарево сечение. В целом больница была чрезвычайно участлива, нам дали отдельную комнату и время, чтобы провести с Айлой. Однако ряд врачей проявили полную бесчувственность, один даже спросил, почему я плачу, и посоветовал мне взбодриться”.

Медицинский персонал должен проявить сочувствие и предоставить родителям четкую информацию как о конкретной поддержке в связи с их потерей, так и о потенциальной попытке зачать другого ребенка. Достойный уход за матерью и новорожденным, основанный на правах человека, стоит на одной ступени с медицинской компетентностью.

Сара, госслужащий, Австралия:

“В ноябре 2016 года мы ждали вторую дочь. Я помню, как почувствовала отчаянные пинки ребенка. Это длилось всего несколько секунд. Через восемь дней я проснулась и поняла, что мой ребенок совсем перестал двигаться.  

Моя вторая дочь родилась в 37 недель и 5 дней с пуповиной, дважды обернутой вокруг шеи. Присутствовал и истинный узел пуповины. Он встречается редко, около 1% беременностей. Нам просто очень не повезло.

Нас поощряли держать ее и купать, а также снять отпечатки рук и ног. Детская кроватка стояла в нашей комнате, но, к сожалению, мы включили ее слишком поздно.

К нам пришел фотограф и сделал фотографии. Сначала это казалось болезненным и странным. Наш ребенок умер. Как можно улыбаться в камеру, держа труп? Фотограф был таким добрым и чутким, что мы расслабились и сосредоточились только на невероятной любви, которую мы чувствовали к ней и друг к другу. На этих фотографиях мы видим любовь, а не смерть.

Единственное, о чем мы жалели, – что не взяли ее старшую сестру. Мы думали, что опыт будет слишком страшным или пугающим для маленького ребенка. Сейчас ей пять лет, и она часто спрашивает, почему ее нет на фотографиях, и говорит, что хотела бы познакомиться со своей сестрой”.

Каждый год 10-15% женщин, знавших о своей беременности, сталкиваются с выкидышем, а 2,6 миллиона детей рождаются мертвыми. За каждым опытом потери ребенка – своя история, но стыд и чувство вины преследуют всех.

Как поддержать женщину, пережившую выкидыш?

Не говорите первое, что приходит вам в голову. Проявите сочувствие:

Вместо того, чтобы говорить: «Это случилось потому что…», «Этого не должно было быть…», попробуйте сказать что-то вроде: «Мне так жаль. Могу себе представить, как ты переживаешь».

Вместо того, чтобы говорить: «Зато ты знаешь, что можешь забеременеть», попробуйте просто послушать или спросить: «Как у тебя дела?».

Вместо того, чтобы сказать: «Хорошо, что у вас уже есть ребенок», скажите: «Я глубоко сожалею о вашей потере».

Cледите за нашими новостями ВКонтакте
Вам будет интересно!
500