Мне было 12 лет. Начинался новый жизненный этап: я «становилась женщиной», но чувствовала только смущение и жгучий стыд. Чтобы выкинуть свою первую использованную прокладку, я проехала несколько улиц на велосипеде в поисках полного мусорного бака.

Мне потребовался целый день, чтобы признаться маме: у меня начались месячные. Я была подростком, то, что со мной происходило, было нормально. Более того, это означало, что я здорова! Но я даже не могла произнести это слово вслух. Как и многие девушки моего поколения, я стыдилась его. Меня учили, что менструация – это то, о чем нужно молчать. Что такое нельзя никогда рассказывать другим людям, особенно мальчикам.

Знаете ли вы, каково это – проводить одну неделю каждый месяц в паническом ужасе, что кто-то может узнать, что У ТЕБЯ МЕНСТРУАЦИЯ? Ну или «гости приехали из Краснодара, «красный день календаря» и прочее.

Поэтому, когда я стала матерью, то решила, что молчание – код секретности вокруг этой женской темы – не то, чему я хочу учить своих детей. Я прямо и откровенно рассказала своим мальчикам о менструации. Это случилось само собой несколько лет назад, когда мой тогдашний 4-летний сын зашел в ванную.

– Мама, а откуда у тебя там кровь? – спросил он с выражением искренней озабоченности на лице.

Через несколько мгновений мой второй сын просунул голову в ванну. (Мы все знаем, что мама никогда не может воспользоваться ванной без зрителей).

— О, дорогой, я знаю, что это выглядит немного пугающе, – сказала я им. – Но на самом деле это совершенно нормально и даже здорово. Каждый месяц у девочек и женщин, таких как ваша мама, вытекает немного крови из влагалища. Этот процесс помогает построить внутри хороший домик для нового ребенка, если вдруг мы захотим еще одного.

— Это круто! – сказали они в унисон, а потом умчались играть с Лего.

Сначала мне было неудобно говорить с детьми о месячных, о том, откуда берутся дети и как работают наши организмы, но я знала, как важно произносить все эти слова слух, поэтому продолжала говорить. Я старалась, чтобы тон моего голоса был спокойным. Я упоминала об этом невзначай, когда мы, например, играли в настольные игры: «Сейчас вернусь, у мамы менструация, так что мне нужно срочно поменять тампон».

Каждый месяц мои сыновья видят следы в нашей общей ванной комнате: испачканные кровью трусы в корзине для белья, свернутую салфетку в мусорном ведре. Я не намеренно оставляю вещи, но и не делаю ничего, чтобы их прятать. Я просто хочу, чтобы они считали это нормальным.

И тогда, может быть, когда они вырастут в парней, или мужей, или друзей, или отцов других девочек, они будут реагировать на это с сочувствием, пониманием, или даже, возможно, лучше всего — пожатием плеч. Потому что это нормально.

Элизабет Тенети

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Все боятся послеродовой депрессии и не знают о материнском ОКР

Вам будет интересно!