Фёдор Катасонов, педиатр в клинике “GMS”, рассказал о главном – о витамине К для новорожденного. О нем не только пациенты, но и врачи почему-то мало знают.

doctor10-151809

Есть такой витамин К, крайне важный для работы свёртывающей системы крови. У него есть и другие эффекты, но этот самый значимый. Обычно мы не слышим об этом витамине, потому что с его синтезом прекрасно справляются бактерии нашего кишечника. Однако младенцам, чей кишечник только заселяется, витамина К может не хватать. Иногда так сильно, что развивается опасное заболевание – витамин К-дефицитная коагулопатия (ВКДК), которая раньше называлась геморрагической болезнью новорождённых. Разъясню: коагулопатия – это нарушение свёртывания, геморрагическая – связанная с кровоточивостью. Про это состояние расскажу чуть ниже.

Физиологический дефицит витамина К связан с тем, что он плохо проходит через плаценту, мало содержится в грудном молоке, и мало (пока) производится микрофлорой кишечника (кроме того, при грудном вскармливании в кишечнике преобладают бактерии, производящие мало витамина К, редкое преимущество у искусственников). Поэтому во всём цивилизованном мире проводится тотальная профилактика ВКДК: все новорождённые получают витамин К сразу после рождения. Схемы различаются в разных странах, но все более-менее одинаково эффективны. Благодаря этому, ВКДК в развитых странах практически не встречается и не является значимой темой для обсуждения: проблемы просто нет. У нас же есть два больших провала: во-первых, витамин получают далеко не все, а только дети из мифической «группы риска», а во-вторых, у нас используется синтетическая малоэффективная форма витамина К3 под торговым названием «Викасол». Это гораздо лучше, чем ничего, но хотелось бы более современного подхода.

Прежде чем рассказать, что же делать, постараюсь донести, почему это важно. Это более медицинская часть поста, и если вам не очень важны подробности и вы мне доверяете настолько, чтобы следовать рекомендациям без объяснений, то её можно пропустить.
Итак, есть три формы ВКДК: ранняя, классическая и поздняя. Ранняя развивается в первые 24 часа жизни и связана обычно с приёмом матерью в III триместре препаратов, снижающих витамин К: это противоэпилептические, противотуберкулёзные, антикоагулянты, антибиотики, большие дозы витамина Е, а также с холестазом беременных. Т.е. при здоровой беременности предпосылок к ранней форме нет. Ранняя ВКДК характеризуется тяжёлыми геморрагическими синдромами (кровотечения и кровоизлияния), и с ней имеют дело неонатологи и реаниматологи роддома.

Классическая форма развивается на первой неделе жизни и ей подвержены 0,25—1,7% новорождённых, не получивших профилактику. Эта форма относительно лёгкая (и распознают её легче других). При ней возникают синяки и гематомы (например, в месте введения гепатитной вакцины), носовые и пупочные кровотечения, кровотечения из места инъекций или операций (обрезание). Для этой формы очень характерны желудочно-кишечные кровотечения, характеризующиеся кровавой рвотой и стулом с кровью. Кровоизлияния в центральную нервную систему случаются, но нечасто.

Поздняя форма относительно редка, но очень тяжела. Она развивается на 2—24 неделе жизни и поражает 4,4—7,2 на 100 тыс. новорождённых, не получивших профилактику (примерно 1 на 15—20 тыс.). Тем не менее, лично я за свою практику встретил несколько десятков таких случаев: как в остром состоянии, так и с последствиями. И здесь стоит отвлечься и сказать, что страшно не только само это состояние, но и то, что его неверно интерпретируют врачи. У меня есть список из полутора дюжин больниц (включая крупнейшие) Москвы и ближайших окрестностей, которые не справились с диагностикой этого состояния. Подозревали и гемофилию, и онкологию, и остеомиелит (гнойную инфекцию кости) и даже списывали это на постпрививочную реакцию. При этом своевременность диагностики (в частности, анализ на протромбин, но не он один) сильно влияет на исход заболевания, потому что быстрое восполнение витамин-К-зависимых факторов свёртывания крови, а потом и самого витамина К позволяет сразу остановить процесс.

Проблема с поздней ВКДК заключается в том, что более 50% кровоизлияний при ней происходит в головной мозг, а смертность достигает, по разным данным, от 20 до 50% (хотя последняя цифра, конечно, не относится к Москве и продвинутым регионам). Около 60% кровоизлияний в ЦНС разрешаются без последствий, но остальные 40% означают различные неврологические нарушения, включая эпилепсию и синдром ДЦП.

Основные проявления поздней формы ВКДК это рвота, выбухание родничка, бледность, снижение аппетита, судороги, кровотечения из носа, слизистых, пупка, множественные синяки и гематомы, кровотечения из мест инъекций, прожилки крови при срыгивании и в стуле. Очень часто болезнь проявляется в при взятии крови из пальца и вакцинации от гепатита В в 1 месяц. Напомню, что я не рекомендую брать кровь из пальца у здорового ребёнка до 1 года, но нельзя не признать, что манифестация ВКДК от укола лучше, чем при кровоизлиянии в мозг. Однако ещё лучше – профилактировать ВКДК, уничтожая проблему на корню.

Последнее, что надо упомянуть: симптоматика ВКДК может развиваться вследствие вторичного дефицита витамина К. Это дефицит, который развивается не по физиологическим причинам, описанным выше, а из-за какой-то патологии. Недостаток витамина К может развиться при инфекционной диарее (например, пресловутый ротавирус, хотя он повинен далеко не во всех кишечных инфекциях, но уже устоялось, что раз вирусный понос – значит, ротавирус), при различных энтеропатиях, при которых нарушено всасывание жиров и, соответственно, жирорастворимых витаминов (ВКДК может быть первым проявлением мальабсорбции, муковисцидоза, дефицита альфа-1-антитрипсина или целиакии), при нарушении экскреции билирубина в желчевыводящих путях (атрезии внутрипеченочных желчных протоков, синдроме Алажилля, различных образованиях печени и желчных путей, синдроме сгущения желчи), а также при первичных гепатитах (гепатит В, ЦМВ, токсоплазмоз, сифилис, краснуха). Кроме того, к дефициту витамина К может привести приём препаратов, описанных выше (при ранней форме ВКДК).

Итак, ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ.

Всего, что описано выше, легко избежать. Профилактика ВКДК, на мой взгляд, должна быть 100%.

Беременные, которым требуются препараты, снижающие витамин К, а также с холестазом беременных или перенесшие кишечную инфекцию, должны получать 5 мг витамина К в день через рот в течение всего III триместра. Перечень препаратов повторю для тех, кто пропустил медицинскую часть: противоэпилептические, противотуберкулёзные, антикоагулянты, антибиотики, большие дозы витамина Е.

Новорождённые должны получать витамин К в роддоме. В развитых странах есть две опции. Где-то витамин К1 вводят 0,5—1 мг внутримышечно однократно. Это инвазивно, но достаточно эффективно. Где-то тот же витамин вводится через рот по разным схемам. Я для себя выбрал такую: 2 мг при первом кормлении, затем в 1, 4 и 8 недель. У этой схемы есть противники в тех странах, где хуже, чем у нас организовано динамическое наблюдение новорождённых, потому что родители забывают давать препарат. У нас же эта схема, на мой взгляд, вполне хороша, потому что в эти сроки ребёнка смотрит педиатр.

Однако препаратов витамина К1 (Konakion, AquaMEPHYTON) в России нет, поэтому лучше заказать его у друзей из-за границы. Конакион продаётся в очень удобных шприцах для введения младенцам в рот – 2 мг/0,2 мл. Всего, как ясно из схемы, нужно 4 шприца. Стоит он совсем недорого.

Если же с зарубежными препаратами не вышло, требуйте инъекции викасола или, на худой конец, купите его в таблетках и возьмите с собой. Давайте ¼ таблетки, растолчённой в порошок, первые 3 дня жизни. Это вообще не по доказательной медицине, но лучше, чем ничего.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Это что-то лечебное, или что мамы говорят детям о презервативах

Вам будет интересно!