болезни печени 5

Только после тридцати лет я по-настоящему влюбился. Андреа была умна, красива, добросердечна. Каждый день с ней был лучше, чем накануне. Вскоре мы перешли от свиданий к помолвке и браку.

Родился наш первый сын, Эдвард. Затем, в сентябре прошлого года, после двух болезненных выкидышей, его брат Александр. А потом, в прошлом месяце, все закончилось…

С тех пор как родился младший сын, Андреа была вялой. Мы не переживали, ведь у нас только что родился ребенок. Однако в феврале у нее появился опоясывающий лишай. Когда она приехала на прием к врачу, ему не понравилось ее лицо, и он назначил несколько дополнительных анализов. Они выявили проблемы с печенью.

болезни печени 1

Вскоре у нее заподозрили — и позже поставили диагноз: аутоиммунный гепатит. Если говорить нормальным языком, это когда ваше тело решает, что ему не нравится ваша печень. Состояние может спать в организме много лет, вспыхивая лишь в моменты стресса или гормонального дисбаланса — например, в беременность и роды.

Если заметить его сразу, то ничего смертельного, лишь пожизненная диета и курс стероидов.

Для Андреа худшей перспективой было увеличение веса, которое принесут лекарства. Я попытался успокоить ее, что все будет не так уж плохо. Но потом все пошло не так. Во-первых, чтобы бороться с воспалением печени, ее организм начал съедать себя, а не калории. Андреа заранее выбрала диету, очищающую печень – совершенно неправильный курс действий.

Как только воспаление утихло, обнаружились рубцы на печени – цирроз. Андреа начала принимать стероиды, но они не работали так эффективно, как должны были бы. Она вышла из больницы. Потом снова вернулась. Анализов крови было так много, что она постоянно жаловалась, что чувствует себя подушкой для булавок.

Однажды ее давление было настолько низким, что врачи даже не смогли взять кровь.

Ее состояние ухудшалось, потом улучшалось, потом снова ухудшалось. Андреа удалось выбраться домой в апреле, чтобы отпраздновать четвертый день рождения Эдварда, но постепенно ее жизнь сократилась до улицы вокруг Вестминстерской больницы. Там она ковыляла туда-сюда, выполняя предписанное ей упражнение. Потом в палату. Потом в свою постель.

Через пару месяцев Андреа перевели в больницу Королевского колледжа, крупнейшее отделение, специализирующееся на болезнях печени в стране. Скорая помощь случайно проехала мимо нашего дома, и Андреа смогла увидеть своих детей, машущих с балкона. Но постепенно она уходила из их жизни —слишком больная, слишком измученная, чтобы они могли ее видеть.

Со временем Эдвард начал проситься поиграть в папиной комнате, а не в комнате мамы и папы. Когда я поправил его, он поправил меня в ответ: «Мама сейчас живет в больнице».

болезни печени 1

К этому времени мы уже мечтали о трансплантации печени, но тут возникла проблема с ее иммунной системой, подавленной стероидами. Она подхватила грибковую инфекцию. Проведение трансплантации при таких обстоятельствах было бы смертным приговором, но, чтобы вылечить инфекцию в легких, потребовались бы месяцы.

Чтобы бороться с инфекцией, врачи должны были снизить дозу стероидов. Это означало подвергнуть ее большему воздействию последствий печеночной недостаточности. Когда жидкость собралась в ее животе, он раздулся до таких размеров, как будто она беременна. Это, в свою очередь, давило на другие органы, мешая есть и дышать. Ее кожа и глазные яблоки становились все желтее и желтее по мере накопления желчи, ее ноги все больше и больше опухали. Она постоянно чувствовала изнуряющую усталость.

Не только Андреа была измотана, но и ее семья. Все превратилось в ужасную рутину.

Александр просыпался среди ночи, я пытался его успокоить. Около 6 утра приходил его брат, готовый играть. В половине седьмого я передавал детей родственникам и ехал на работу. В середине дня перебирался в больницу, а около 9 вечера сменял родных, чтобы они могли вернуться домой на последнем поезде. Затем час или около того я тупо смотрел телевизор, механически переживая заказанную еду.

болезни печени 1

Мы все страдали, несмотря на усилия коллег, друзей и семьи.

Ее перевели в реанимацию – сначала ненадолго, потом навсегда. Интервалы между входами в WhatsApp (по нему мы отслеживали, когда она просыпалась), становились все длиннее и длиннее. Оказалось, что грибковая инфекция распространилась на мозг.

Врачи сказали нам, как можно более деликатно, что ее шансы дожить до трансплантации равны 0.

23 июня, в мой день рождения, она подарила мне открытку, в которой извинилась за все. На следующий день ее мама и тетя сообщили, что она в хорошем настроении: не спала в течение пяти часов, сделала зарядку, перебралась с кровати на стул. Они даже говорили о том, чтобы перевести ее в общую палату.

В тот вечер ее вырвало кровью. Как и раньше, врачи ввели ей успокоительное, чтобы перевязать опухшие вены, которые были причиной этого. Но на этот раз она не проснулась. Ее печень была слишком повреждена, чтобы мозг или все остальное тело могли нормально функционировать.

Иногда она могла следить за нашими разговорами, двигая глазами. Но эти периоды были немногочисленны и отрывочны: в общем, мы разговаривали в надежде, что она нас услышит, и в страхе, что не услышит. Наконец, 7 июля, в воскресенье утром, раздался звонок. Ее состояние снова начало ухудшаться, и врачам нужно было поговорить со мной.

Я позвонил семье Андреа и попросил их встретиться со мной в больнице: я был слишком слаб, чтобы вести этот разговор наедине. Позже тем же утром мы поговорили с врачами. Они мягко объяснили, что им приходится слишком многое делать, чтобы поддерживать ее. Слишком много органов отказало. Теперь мы продлеваем ее смерть, а не жизнь.

болезни печени 1

Ее мать, отец, брат, сестра и я сидели с ней. Мы обняли ее и сказали, что очень любим, и вытерли ее желтые слезы. А потом, измученные и сбитые с толку, отпустили ее.

Ей было 40. Александру – 9 месяцев.

Роберт Колвайл

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Спустя 4 года мама показала сына, которого родила на 23 неделе

Вам будет интересно!
500