Когда ребенку ставят диагноз неврологического расстройства, такого как СДВГ или дислексия, родители сразу же беспокоятся, как это отразится на его будущем. Однако эти 3 мамы доказали, что любое расстройство может стать секретным оружием на пути к успеху.

Исследователи из Гарвардской школы бизнеса в США выяснили, что люди с неврологическими расстройствами, могут обладать экстраординарными навыками, такими как распознавание закономерности в данных, отличная память и математические способности.

«Я настолько эффективна, что похожа на машину»

48-летняя Мишель Моун страдает обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР), имеет свой успешный бизнес и воспитывает троих детей:

«ОКР – это то, с чем я родилась. Помню, когда я была маленькой, то сходила с ума, если мама ставила томатный соус на полку для специй. Я все время говорила ей: «Почему ты не можешь ставить вещи на свое место?». Она смотрела на меня как на ненормальную. Теперь я выросла, но до сих пор не могу лечь спать, пока не расставлю все по своим местам. Также я разбираю почту до последнего письма. И настолько эффективна, что похожа на машину.

ОКР

Я люблю смотреть на вещи и думать «Я могу сделать это лучше» не только визуально, но и функционально. Внимание к деталям и организованность — это ключ к успешному бизнесу. Если вы не можете быстро найти вещи или справиться с кризисом, потому что вы работаете в хаосе, все развалится.

Однако у ОКР есть свои недостатки. Когда дети были маленькими, я часто проводила свои выходные не с ними, а сортируя их вещи и школьные рюкзаки».

«Благодаря дислексии у меня есть фирма за 13 миллионов»

40-летняя Пип Джеймисон – основатель и генеральный директор профессиональной сети The Dots, а еще у нее дислексия:

«Мне поставили диагноз «Дислексия» в 8 лет. Учителя говорили моей маме, что я глупая, но мама слышать этого не хотела и постоянно повторяла: «Она умная, я знаю, что она умная». Позже мама нашла учителя, который помогал мне делать уроки.

Вместо того, чтобы рассматривать мой диагноз как инвалидность, мне рассказывали реальные истории успеха людей с дислексией, среди них, кстати, был Эйнштейн. Поэтому я просто знала, что не все так плохо, просто мне нужно больше работать над собой, чем остальным.

Все думают, что дислексия связана с проблемами чтения и письма, но я пришла к выводу, что мы и мир видим и слышим по-другому. Я мыслю образами, а не словами, слова для меня подобны узорам, поэтому мне требуется вдвое больше времени, чтобы прочитать что-то, чем другим.

дислексия

Но в тоже время у людей, страдающих дислексией, более широкое периферическое зрение, у них лучше интуиция, а еще они более чуткие. 40% миллионеров – дислексики. Осознав это, я поняла, что моя дислексия делает меня идеальным кандидатом в бизнесмены.

В 2016 году я основала компанию, которая теперь стоит 13 миллионов фунтов стерлингов. Длинные документы за меня читает специальный человек, а в подписи к моим письмам стоит: «Я – дислексик, извините за опечатки».

«СДВГ заставляет меня вставать на работу в 5.15 утра»

52-летняя Сандра Скотт страдает синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), воспитывает сына и работает директором языковой школы Chataway:

«Когда я была маленькой, о СДВГ почти ничего не слышали. Мама рассказывала, что она ни на секунду не могла от меня отвернуться. Когда мне было 4, я воткнула пинцет в розетку и отлетела на другой конец кухни. К счастью, все обошлось, но теперь я знаю, что все это типично для ребенка с СДВГ – вы моргаете, а он делает то, что не должен.

Я всегда знала, что отличаюсь от других детей, потому что меня многое интересовало, а учителя постоянно отчитывали меня за неорганизованность, рассеянность и опоздание на уроки. По математике, биологии и химии у меня были ужасные оценки, зато я с раннего возраста интересовалась языками. Удивительно, ведь моя семья никогда не выезжала за границу!

сдвг

В 20 лет я стала стюардессой, в 30 – поступила в университет, чтобы получить степень и говорить на французском, испанском и итальянском языках. Я была первым взрослым студентом, окончившим университет на трех языках — а также свободно владею немецким языком.

У меня так много энергии, что я преодолеваю 16 000 ступенек в день. Я ложусь спать в 23.30, а в 5.15 утра уже просыпаюсь, чтобы бежать дальше. Я благодарна за свой СДВГ, потому что считаю, что именно он помог мне достичь так много».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Я не сдаюсь. Хочу родить еще»: мама с мутацией гена MTHFR об уже рожденных детях и планах на будущее

Вам будет интересно!