Такую высокопарную фразу услышала я однажды от своей свекрови. Она умеет говорить подобное с театральным надрывом.

Наши отношения нельзя назвать материнско-дочерними, я так и не смогла назвать её “мамой”, во многом из-за того, что (на тот момент) будущий муж безапелляционно заявил мне, что никогда не назовет тёщу “мамой”.

А ещё потому, что во время моего знакомства со свекровью она занесла мой номер телефона под фамилией (без имени), и объявила мне же об этом. Это сразу же убило во мне желание назвать её “мамой”.

Прошло ровно 9 месяцев со дня нашей свадьбы, когда родилась доченька. Пока я была беременной, муж не проявлял ни малейшего интереса к выбору имени для малышки (по УЗИ сразу было видно, что у нас родится девочка). Он говорил: «Потом», «Придумайте что-нибудь с сестрой». Ну, мы и придумали. Мне имя пришло на ум, а сестра поддержала.

Свекровь ближе к родам интересовалась, как назовем, и услышав от меня имя для дочки, сморщилась и сказала, что это “имя какое-то еврейское”. Потом сразу же предложила назвать Татьяной.

Для меня оказалось непростой задачей найти красивое имя для дочки. Одни вообще никак не подходят к отчеству, другие просто не нравятся, или имя “бедное” в плане уменьшительно- ласкательных вариантов, ну и конечно, некоторые имена вызывают ассоциации, куда же без них.

В итоге дочку назвали так, как мы придумали с сестрой. Муж доченьку любит, и по мере её взросления, любит всё больше, но ввиду своеобразного характера, он придумал дочке прозвище и чаще всего только так к дочке и обращается. Называет её по имени только когда мы не одни.

Свекровь теперь уже не помнит, что “имя какое-то еврейское”, утверждает, что не говорила такого. Внучку любит, но часто говорит о ней, называя просто девочкой (“Как дела у девочки?”, “Приезжайте с девочкой”, “Это для девочки”).

Меня это задевает, но так, чтобы я сильно переживала об этом – не скажу. И вот, за неделю до Нового года, я вижу 2 полоски на тесте. Сказать, что я счастлива – ничего не сказать, я очень хотела ещё раз стать мамой. Через неделю после визита к врачу и подтверждения моего нового положения, я сообщаю об этом свекрови.

Она, конечно же, запричитала по поводу моего возраста, а через день села со мной за “стол переговоров”, чтобы обсудить важную тему: назвать ребенка русским именем.  То есть на 5-6 неделе беременности, когда ребенок размером с зернышко, у меня просто больше других забот и поводов для волнений нет.

А поводов для волнений предостаточно: мне предстоял длительный перелет (2 часов + 8 часов) на этом раннем сроке, потом в Тмутаракани найти, где можно получить нормальное медицинское наблюдение, найти грамотных специалистов, там как-то продержаться до выхода в декретный отпуск и вернуться обратно на солидном сроке, чтобы рожать в родном городе в нормальных условиях.

А у свекрови – одна головная боль: как бы не допустить, чтобы я дочку не назвала именем, которое вызывает у её родной сестры неприятные ассоциации. История родной сестры моей свекрови на самом деле трагическая: её сын умер от онкологического заболевания, а его жену звали тем самым именем, которым я хотела бы назвать свою дочку. И теперь свекровь рассказывает мне “о ножах в спину, если я так назову свою дочку”.

Что там случилось в той семье между девушкой с этим именем и родственниками моего мужа – я не знаю, и не хочу знать. Муж говорит, что эта девушка очень любила этого молодого человека (племянника моей свекрови). В любом случае, я не вижу никакой связи между тем, как я назову свою дочку (если родится дочка) и теми людьми, которые были в прошлом в жизни свекрови и её родственников.

Они хорошие люди, но мы не настолько близки, и не так часто и близко общаемся, чтобы потакать всех их «хотим – не хотим, нравится- не нравится», тем более в таком вопросе.

Кроме того, моя свекровь не учитывает того момента, что дала имя своему сыну (моему мужу) такое, что как к отчеству, к нему имя не так просто подобрать (звучное, красивое). Имя неславянское, как и фамилия – не Иванов. И теперь она хочет, чтобы при таких исходных данных у неё был внучок Ванечка или внучка Машенька. Так надо было ей самой выходить замуж за русского Петра Смирнова.

Я вообще считаю, что имя – это подарок родителей своему ребенку, и оно не обсуждается (если только это не какая-нибудь Вильпрафена или Олимпиада). А мне с самого начала мозг проедают, забывая о том, что своих детей они назвали как хотели, а мне ставят какие-то условия и выдвигают ультиматумы.

В выборе имени я не пойду на уступки свекрови; мне не так часто жизнь даёт возможность назвать своего ребенка так, как я хочу. Зачем написала всё это: мне интересно мнение со стороны – при всех исходных данных прослеживается ли какая-то связь между этими историями? По- моему, это как ” в огороде бузина, а в Киеве – дядька”. Вот я искренне не понимаю, чем может оскорбить выбранное мной имя для дочки (если будет дочка) мою свекровь и её родню.

Автор: Анонимно

Если вы тоже сидите в декретном отпуске и вам не с кем поговорить, тогда оставляйте свои истории на волнующие темы по ссылке. Анонимность гарантируется!

Подпишитесь на наши новости
Ваш e-mail:

Вам будет интересно!
500