учителя уходят из школы

Думаю, людям легче поверить, что я бросила преподавание из-за маленькой зарплаты. Моему бывшему директору было легче поверить, что я нашла то, что меня больше интересовало. Но позвольте мне рассказать вам, почему я на самом деле ушла из школы и перестала быть учительницей.

Учителя уходят из школы

  1. Старая отговорка «Дети изменились»

Нет. Ни в коем случае. Дети есть дети. Изменилось воспитание. Общество изменилось. Дети -невинные жертвы этого. Родители работают сумасшедшее количество часов, оставляя детей под влиянием гаджетов и средств массовой информации — и мы собираемся говорить, что дети изменились? А чего мы от них ожидали?

Дети ведут себя плохо там, где они чувствуют себя в безопасности. Они знают, что их ошибки и поведение будут рассматриваться с добротой и состраданием. Некоторые устраивают истерики дома, потому что это безопасно, другие переворачивают столы в школе.

Наша школа — это первое место, где дети слышат “нет” и имеют четко установленные границы. И после всего этого вы будете говорить, что дети изменились?

  1. В разгар всего этого… мы должны быть школой 21 века.

Ребенок один на один с технологиями. О. Хорошо. Только забудьте основы взаимоотношений и практическое обучение. Дети больше не могут нормально общаться и вести себя соответствующим образом в обществе. Давайте дадим им больше гаджетов, ведь это так круто выглядит на нашем сайте.

  1. Учителя должны больше обучаться, как управлять гаджетами и детьми.

Так что отнимите два занятия в неделю. И сделайте это время совершенно бесполезным. Мы должны были проходить обучение в будний день (время, пропущенное с учениками) и это заняло у нас три недели. Всю полученную информацию я могла бы рассказать вам и без этих курсов, не отнимая драгоценного учебного времени.

  1. Вместо того, чтобы привлекать родителей к ответственности, мы стали обслуживать их, как клиентов.

Иногда я читаю разглагольствования родителей на Facebook. И злюсь. Связка «родитель-учитель» из «партнер-партнер», превратилась в «клиент-учитель».

Дело в том, что я не могу учить вашего ребенка, если его нет в школе. Бывало, что меня ругали родители, которые пропустили экскурсии, хотя я трижды передавала им записку через ребенка. Бывало, что меня ругали за то, что ребенок всю поездку сидел в своем телефоне. У меня были родители, которые игнорировали все мои просьбы, а потом звонили и ругались, что я отказываюсь позаниматься с ребенком после уроков. Были и другие родители, которые говорили мне, что я не могу говорить их ребенку “нет”…

  1. Мое психическое и физическое здоровье оказалось под угрозой.

Когда вы знаете, что дети нуждаются и заслуживают больше, чем они получают. Когда вы любите этих детей и увлечены своей миссией. Вы не можете смотреть, как они приходят в грязной одежде, прячутся за мониторами и перестают разговаривать человеческим языком. День за днем я встречалась с родителями, с учителями и директором, чтобы хоть что-то изменить. Ничего. Это сломало меня. Из-за чужих детей начала страдать моя собственная семья.

И я наконец поняла – я не могу всех спасти. Я даже не могу им помочь, если сама больна. Я ушла не за большой зарплатой в лучшее место, я решила начать с себя, своих детей и своего дома. Потому что я действительно верю, что все начинается там.

Да, я ушла из школы, но я все еще защищаю детей. Просто сейчас все выглядит по-другому.

Джессика Гентри

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 51% многодетных в России живут за чертой бедности

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.