Катерина Пытлева живет в Минске и работает на ведущей прямого эфира в Радио Радиус FM. Неделю назад она выложила в свой Facebook пост-откровение, который заставил многих взяться за платки. О том, как сделать ЭКО, радоваться долгожданной тройне, а в итоге получить только двоих живых детей.

Боль не утихает. Раны засыхают, и ты не всегда чувствуешь, будто нож рассекает тебя на части. Но когда ты ожидаешь этого меньше всего, боль вспыхивает, чтобы напомнить, что ты никогда не будешь прежним (с)

Предисловие.

Созреваю к этому уже давно и так как не могу озвучить иначе, пишу это для себя в первую очередь. Понимаю, что пережитому нужно дать какой-то выход, чтобы не сойти с ума, особенно когда накатывает. Есть зыбкая надежда, что когда допишу это, выпущу наружу, мне перестанут сниться кошмары и я больше не буду просыпаться в холодном поту. Ведь именно так проявляются подавленные переживания… Ну, и, наконец, те кто был в курсе тройни, получат ответ на немой вопрос: “А где третий?”. Возможно, кому-то эта история будет полезна (например, тем, кто решится на ЭКО, столкнется с вопросом редукции или, тьфу-тьфу-тьфу, окажется в подобной ситуации и потеряет надежду на благополучный исход).

***
Когда ты приходишь делать ЭКО не в первый раз, ты не слишком-то задумываешься, сколько тебе подсадят эмбрионов, да хоть с десяток, лишь бы кто-то прижился. А так как однажды мне уже подсаживали троих и ничего из этого не вышло, в очередной раз я согласилась без раздумий. Мы даже шутили с Лешенькой, мол, “бггг, а прикинь все приживутся”… А они взяли и прижились на этот раз. Думаю, моя репродуктолог сама не ожидала такого успеха после неудачных попыток, но, к слову, была единственным врачом первые месяцы, кто не запугивал меня и не отправлял меня на редукцию.

Да, это страшное слово редукция. Тебе предлагают убрать одного (или двух) из троих, для того, чтобы точно доносить до срока оставшихся. У этой процедуры, безусловно. есть свои плюсы, особенно если со старта одному или двум чего-то не хватает из-за плохого прикрепления или что-то пошло не так. Это позволяет хотя бы надеяться, что кто-то выживет. Но в то же время тебе нужно принять нелегкое решение – фактически убить одного из своих детей (а в случае ЭКО ну очень долгожданных). При этом есть риск, что погибнут все из-за или после процедуры.

А что делать, когда все хорошо? Когда всем всего хватает, беременность протекает без угроз и по генетике нет вопросов. Несмотря на это почти все врачи говорили мне месяца до третьего, что я дура, сумасшедшая, что я слишком маленькая (159 см роста), что я не доношу, что дети будут инвалидами и тому подобное… Но я не решилась. И благодаря этому у меня сейчас есть хотя бы двое из троих.

Семь (!!!) месяцев беременности я носила тройню. В таком сроке успешно рожают и тройни, и двойни, и частенько это – предел мечтаний для многоплодной беременности. Мало кто верил, что я доношу до такого срока, но все проходило отлично. Ребята росли грамм в грамм, угроз не было, только плановые госпитализации для наблюдения и профилактических мер. Меня, несмотря на срок, отпускали домой на пару недель, а потом я возвращалась для контроля. Во время одной из таких госпитализаций мне (раз все так хорошо) решили отменить одно лекарство, которое я колола каждый день начиная с подготовки к ЭКО. Я, конечно, начитавшись литературы и немного секущая в вопросах анатомии, начала спорить и долго не соглашалась: его отмена могла вызвать образование тромбов и ухудшить питание детей. Но лечащий врач позвала в напарники гематолога и они меня убедили. Это же лекарство могло вызвать кровотечение во время кесарева, а роды могли случиться в любой момент. Меня отправили домой без рецептов на лекарство, но я, как полагается, ходила в поликлинику, где слушали сердцебиение детей и утверждали, что все прекрасно.

В отличном самочувствии после двух недель домашнего стационара я вернулась в больницу и пошла на УЗИ, где оказалось, что Мара погибла…. Я не знаю как это даже написать… Эти эмоции не выразить… Кхм.. Помню врач тогда сказала: “Хорошо, что ты не согласилась на редукцию, мы бы убирали точно не ее…”.

На мои (скажем очень мягко) возмущения и обвинения та самая гематолог ответила: “Хочешь обижаться, иди в церковь”. Занавес.

…. К счастью, Мира и Ян были в порядке. Но доставать их никто не спешил (как собственно и Мару)!! Для меня это был второй шок и ад в котором пришлось жить еще полтора месяца. Не описать каких усилий мне стоило взять себя в руки и принять факт: чем дольше я проношу детей, тем лучше для них и плевать, что внутри меня мертвый ребенок, который может убить нас всех. И так я начала считать дни. Теперь я точно знаю, что это значит и никогда и никому не пожелаю ничего подобного. Спасибо медитации, мантрам и настойке валерианы, которая вырубала меня хотя бы на пару часов. А еще огромное спасибо всем, кто был рядом тогда: моя семья, друзья, соседки по палате и чудесный и очень отзывчивый персонал.

Поначалу я искала юриста, но потом бросила это дело. Во-первых, мне нужно было сохранять самообладание ради детей, такой стресс мог спровоцировать роды. Во-вторых, консультация со знакомыми врачами и загадочное исчезновение одного из последних УЗИ (которое я делала в другой больнице) меня убедили в том, что при всем желании я никому ничего не смогу доказать. Врачи говорили, мол, такое бывает, дело не в лекарстве, просто видимо с самого начала что-то пошло не так. Да и что даст суд. Мару это не вернет и уже ничего не исправит.

Что интересно, после всего этого меня еще отпустили домой (точнее отправили, потому что я сопротивлялась как могла, страшно было неописуемо)… А потом они еще хотели, чтобы были естественные роды. И если бы не нашлись знакомые, все могло бы закончится еще хуже (но это уже совсем другая история). Благо, все, кроме Мары, живы и здоровы. Вот только я уже никогда не буду прежней. Это да.

***

Намеренно не упоминаю фамилий врачей, потому как, несмотря на произошедшее, убеждена, что они – настоящие профессионалы, которые, несмотря на фатальную ошибку, сделали все для того, чтобы дети были доношенными и здоровыми, ну и со мной все было в порядке. Я осознаю, что этот пост может вызвать шквал негатива в их сторону, но очень прошу ничего такого в комментариях не писать. Одной из причин по которой я не пошла в суд было то, что я осознаю сколько жизней они спасли и спасут в будущем и сколько матерей сделают счастливыми. Мы все делаем ошибки и никто от них не застрахован, просто в медицинской сфере они оборачиваются трагедиями. Ну и есть же презумпция невиновности, в конце концов, а их вины никто не доказал.

Единственное, что хотелось бы предложить отечественной медицинской системе – отдавайте, пожалуйста, тела детей, пусть и погибших в утробе. Мне вот очень хотелось попрощаться и похоронить дочь по-человечески, а не думать, что ее выбросили как мусор… Доброй дороги и светлая память, Мара.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Бывший муж требует вещи ребенка для своего ребенка

Вам будет интересно!