Хуже всего для Эми Данн то, что она никогда не видела лица своей дочери. «У меня был выбор, но я просто не смогла этого сделать. Я стояла у кроватки, трогала ее пальчики на руках и ногах, но никогда не обнимала. Ее лицо закрывало одеяльце. Позже, когда священник держал дочь на руках, чтобы благословить, мне было горько и завидно. Думаю, я уже тогда знала, что буду злиться на себя всю оставшуюся жизнь, что так и не увидела своего ребенка», – говорит она.

Ее дочь появилась на свет в Ливерпуле (Англия), а похоронена на кладбище к северу от Дублина. У нее нет ни свидетельства о рождении, ни свидетельства о смерти, потому что Жасмин никогда не дышала. Официально ее как будто бы и не было, но только не для Эми. Та дочь не забывала.

Тогда, в 2007 году, Эми было всего 17 лет и о ней написали газеты по всему миру. Ее беременность стала достоянием общественности, но не потому, что Эми была школьницей, а потому, что она носила ребенка, который, по словам врачей, не мог выжить после родов, но аборт, в силу законов страны, молодая женщина сделать не могла.

История из Средневековья? И да, и нет.

В течение последнего года аборты в Ирландии были разрешены. Однако в Северной Ирландии — одном из последних регионов Западной Европы, с прерыванием беременности все еще проблемы.

Сейчас Эми 30 лет, она работает моделью. Еще она мама 12-летнего сына Адама, которым забеременела всего через два месяца после потери своего первого ребенка.

Беременность Эми в 16 лет не была случайностью. Все было запланировано. «Я хотела ребенка. Я хотела, чтобы кто-то любил меня. У меня был парень. Я хотела, чтобы мы были семьей. Беременность казалась спасением. Это было начало новой жизни, о котором я так мечтала», – вспоминает она о своих чувствах тогда.

Родители Эми и ее парня были шокированы, но поддержали пару. Однако на УЗИ в 12 недель беременности врачи заметили у ребенка патологию несовместимую с жизнью – анэнцефалия. Когда Эми вернулась домой, она залезла в интернет. Фото детей с таким диагнозом ее морально раздавили: «Я подумала, что в моем животе поселился инопланетянин».

В Ирландии, где жила Эми, аборт был запрещен законом, но молодые женщины могли поехать в соседнюю Англию и прервать беременность там. Эми, в силу возраста, не могла сама организовать поездку и попросила социальных работников ей помочь.

«Это был единственный раз, когда я попыталась все сделать правильно. Я искренне надеялась, что мне помогут», – рассказывает она.

Однако мужчина-соцработник сказал ей, что она обязана родить ребенка, а если попытается уехать, то ее арестуют. Его угрозы были беспочвенны, но на подростка они подействовали. Эми ушла в ужасе. Позже она узнала, что социальный работник позвонил в полицию, чтобы те помешали ей прервать беременность, но офицеры сказали, что не могут вмешиваться.

Эми и ее маме пришлось нанять адвоката. Так они попали в Верховный суд и оказались в эпицентре юридической бури. Подросток не была к этому готова.

«Там были сотни людей. Адвокаты, журналисты, люди с улицы — это был открытый суд. Они не могли сообщить мое имя, но все видели меня. Снаружи были протестующие. На плакатах было написано «Убийца». Люди кричали о Сатане», – вспоминает она.

Адвокаты Эми оспаривали право местной власти запретить ей ехать в Великобританию на аборт. Адвокаты правительства утверждали, что Эми слишком молода, чтобы принимать решения о своей жизни или жизни своего ребенка. Пока тянулись судебные тяжбы, живот рос.

«В суде я впервые почувствовала шевеления. Она больше не была существом в моем животе. Она была моим ребенком», – говорит Эми. Это еще одна причина, почему она злится – бюрократия вынудила ее сблизиться с ребенком, который никогда не будет жить.

Суд вынес решение в пользу Эми.

Через несколько дней, уже на 20-й неделе беременности, Эми лежала в ливерпульской больнице. Но не для того, чтобы сделать аборт. «Еще до вынесения приговора я знала, что на этом сроке меня ждут только искусственные роды», – вспоминает она.

Молодая женщина готовилась к родам, еще не зная, что у плода уже нет сердцебиения. «Они знали, что этот факт расстроит меня, поэтому рассказали только моей маме. Когда Жасмин родилась, у меня не было никаких чувств. Я очень устала и уснула», – говорит Эми.

В прошлом году, когда движение за реформу абортов набирало обороты, Эми поделилась своей историей публично. Она поддержала кампанию по отмене 8-й поправки к конституции, разрешающей аборты при определенных обстоятельствах, но при этом настаивает, что ни в коем случае не выступает за аборты: «Я за выбор. Никто не принимает такое решение легко, ведь с ним потом жить до конца жизни».

Однажды она расскажет Адаму историю его сестры. Пока для него существует более простая версия. «Я сказала ему, что принцесса Жасмин тоже была моим ребенком, а теперь она ангел и находится на небесах. Ему это нравится», – говорит Эми.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Естественное материнство Беки: «Не брею ноги, не стесняюсь ГВ»

Вам будет интересно!