В тот день, когда 36-летняя Сирин Стил почувствовала шевеления в животе, она подумала, что это первый признак ее новой беременности. Они с мужем хотели третьего ребенка.

Она лежала в постели рядом с мужем, который только что потерял из-за рака мать, когда почувствовала то, что никогда не чувствовала с предыдущими беременностями.

«Как будто что-то оборвалось в животе. Мне было интересно, беременна ли я? Но потом я подумала, что дети так не ведут себя на раннем сроке», – вспоминает она тот момент.

Пытаясь выяснить, что же это такое, женщина поехала на следующий день в больницу. Там врач осторожно пощупал ее живот и сказал: «Там определенно что-то есть, но это не ребенок».

Сирин записалась на УЗИ в тот же день. И очень удивилась, когда специалист пожелал ей удачи после процедуры: «Я чувствовала себя странно, когда он пожелал мне удачи. Я родила двоих детей, и никто никогда не желал мне удачи».

На следующий день она пошла забирать свои снимки, и врач просто повернулся к ней и произнес два ужасающих слова:

«Это рак».

«Я просто не могла поверить, что он говорит. Я плакала», – вспоминает Сирин.

Опухоль на ее яичниках к тому моменту достигла 13 см. Несколько дней она пыталась узнать больше о раке и дальнейшем лечении, но вскоре почувствовала острую боль в левом боку, и муж отвез ее в больницу. В результате срочной операции врачи удалили 20-сантиметровую опухоль. За те 6 дней – от обследования до операции – она выросла на 7 см.

Муж Сирин был на похоронах матери, когда врач пришел к ней в палату и сообщил результаты: «Я не знаю, как вам сказать, но это злокачественная опухоль».

 «Он сам был в шоке, потому что мне было всего 34», – вспоминает она.

«Я сразу подумала о своих детях. Запомнят ли они меня? Я знала, что мои братья и сестры будут напоминать им обо мне, и я выбрала хорошего мужа, который сможет заботиться о детях», – вот о чем думала Сирин, пока в палату не ворвался доктор:

«Есть лекарство от этого конкретного вида опухоли!».

План лечения Сирин включал три курса химиотерапии: четыре часа в день, пять дней в неделю и двухнедельный перерыв между ними.

«Мое тело не справлялась. Я чувствовала себя полностью уничтоженной. Во время второй химиотерапии у меня началась анемия и потребовалось переливание крови. Одним из самых разрушительных побочных эффектов химиотерапии была потеря волос, особенно, бровей. До этого момента я могла скрывать, что у меня рак, а после – уже нет», – говорит она.

Перед лечением ее спросили, хочет ли она заморозить яйцеклетки, потому что в дальнейшем ее ждет бесплодие, но Сирин отказалась: «Я была счастливчиком, у кого дети родились до того, как пришел рак. Другим бездетным больным, конечно, стоит пойти на это».

Сирин победила рак. Она все еще приезжает на осмотр каждые три месяца, но нет никаких симптомов, что болезнь возвращается.

Подпишитесь на наши новости
Ваш e-mail:

Вам будет интересно!
500