Нет, я не раскладывала чистое белье, не одевалась на встречу, не искала футболку. Я пряталась.

Всё детство мне говорили, что шкаф в спальне – самое безопасное место в доме на случай землетрясения, нападения или даже тропического шторма. Еще там безопасно, когда ребенок бьется в истерике. Вы не думайте, прятаться от ребенка – это не ежедневная практика, а редкость.

Но это случается.

Обычно я позволяю ребенку капризничать, а сама всегда рядом. Но иногда от суеты, криков, визгов и 20 музыкальных игрушек, включенных разом, у меня начинается паника. Я не могу сформулировать мысль, совершаю глупые ошибки, например, кладу пульт в холодильник или собачью еду в мусорное ведро вместо миски. Сын поджаривает мой мозг до такой степени, о которой я даже не подозревала до беременности и родов.

В 99% случаев у нас все хорошо. Мы болтаем, сидим вместе, обнимаемся, смеемся. В остальной 1% (ладно, вероятно, в 10%) я кричу. Честно говоря, я веду себя порою хуже, чем ребенок. В такие минуты я знаю, что потом пожалею об этом и разрыдаюсь, и поэтому, чтобы мой сын не видел, какая его мама «нехорошая мамочка», я ухожу.

Перед этим я оставляю его в манеже, где безопасно, а сама забираюсь в шкаф в спальне. Я сижу там и чувствую себя ужасной матерью, уткнувшись головой в колени. Мне нужно ровно 10 минут, чтобы поговорить самой с собой. Я говорю себе, что все хорошо, он хороший мальчик, а я хорошая мама. Сегодня просто плохой день, а не плохая жизнь. Это тяжело, но все пройдет.

«Почему ты прячешь?», – спросил мой муж, когда зашел сегодня в спальню.

Игра окончена.

«Я чувствую, что устала. Я больше не могу его слышать», – говорю я.

И он пошел в детскую, забрал сына из манежа и посадил его к себе на колени в рабочем кабинете. Несколькими минутами позже я вышла, обняла сына и сказала, как сильно люблю его.

Мне просто была нужна тишина. Именно в ней я обретаю дзен материнства.

Дженнифер Бейли

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 7 признаков того, что вы созависимая мать — и что с этим делать

Вам будет интересно!