В июле я стала наблюдать свою первую беременность в клинике по контракту «Ведение беременности с третьего триместра». До этого я с мужем проживала в Японии и наблюдалась там.

Мною были предоставлены результаты 2 УЗИ, согласно которым, ПДР по размерам ребенка – 12 октября, что на 9 дней позже ПДР по менструации, что так же подтвердили УЗИ, проведенные в клинике “Мать и Дитя”.

Я объяснила врачу, что у меня всегда был нерегулярный цикл, продолжительностью более 35 дней, так же часто бывали задержки. В устной беседе врач признала, что истинный срок меньше, но в документации писала срок беременности исходя из даты менструации.

Так же врач не раз повторяла, глядя на календарь, что я должна родить до 10 октября. Доктор не стала датировать беременность по результатам УЗИ, напротив, для стимуляции роста ребенка, мне были назначены дополнительные препараты.

22 сентября, на сроке 37 недель по УЗИ, врач провела мне осмотр на кресле, сказав, что моя шейка соответствует шейке на 38 неделе. После этого меня попросили «положить ладошки под попу и придвинуться поближе». В течение нескольких минут врач «что-то делала с моей шейкой матки», очевидно, стараясь достать слизистую пробку. Она не спросила моего разрешения до производимой манипуляции и не проинформировала о ней после. Врач сказала мне:

«Если не родите, то на приеме 6 сентября, нужно будет «выбрать день».

После приема я почувствовала очень сильную глухую тяжелую боль внизу живота, ночью я проснулась от острой боли, только утром я почувствовала облегчение.

6 октября на приеме, прямо с порога меня спросили «почему я не рожаю», получается попытка вызвать у меня роды, не удалась. Я показала результаты КТГ и УЗИ, проведенными до приема, которые были в полном порядке. Врач сказала, «что пока все работает, но мы не можем знать, когда произойдет срыв». Я стала выражать сомнения и свои опасения насчет индукции родов, т.к. срок по ранним УЗИ был только 39 недель! На момент приема вес ребенка был 3100 г. В мой адрес последовали угрозы, запугивания тяжелыми осложнениями у ребенка, врач сказала:

«Твой малыш захлебнется мекониальными водами и будет лежать в реанимации».

После проведенного осмотра врач сказала: «На мой вкус вы должны рожать 10, но приезжайте 11 октября в ПМЦ, если шейка такая же, то нужно будет вечером госпитализироваться, мы поставим вам в шейку матки расширяющий баллон, а утром вводиться гель с простагландинами, который запускает схватки».

Врач уверила меня, что индуцированные роды абсолютно такие же, как естественные и что не навредят ребенку, а что моему малышу навредит «находиться в матке со старой плацентой». На мое предложение прислать первое УЗИ врач, к сожалению, не отреагировала. После этого приема у меня очень сильно ухудшилось психологическое состояние, я перестала спать ночами.

10 октября мы с мужем поехали в ПМЦ, с целью поменять врача на роды. Заведующая посоветовала другого, к которому мы сразу попали на прием.

Проведя осмотр и собрав анамнез, врач признал, что истинный срок меньше, чем срок по менструации и сказал, что можно провести амниотомию, т.к. шейка зрелая: пропускает два пальца и укороченная. Врач посмотрел на календарь и велел прийти на прием 16 октября.

На приеме 16 октября врач сказал:

«Вы согласны, что пора рожать, меня за 42 неделю по менструации уже могут расстрелять».

Врач очень жестко говорил, что «завтра нам нужно рожать». После осмотра, он настаивал, что «хоть шейка и пропускает два толстых пальца и укорочена, на его вкус она чуть плотновата, и он все-таки хочет ввести гель».

Он заявил, что через имеющееся отверстие ребенок не вылезет! Доктор заверил нас, что гель не влияет на характер схваток и продолжительность родов, а только дает толчок к родам и помогает шейке расслабиться. Врач велел явиться в 6 утра, в это время у него начиналось дежурство в родовом отделении. Я предупредила, что у моей мамы два раза были послеродовые кровотечения.

К своей беде, мы поверили и доверились врачу.

17 октября, после бессонной ночи, мы приехали с мужем в ПМЦ. В родзале врач с медсестрой встретили меня уже готовые вводить гель. Я сказала врачу, что боюсь, он признался, что тоже и предложил «бояться вместе».

В 7.50 мне был введен гель. Вскоре акушерка заметила, что на мониторе у меня пошли хорошие схватки.

В 8.40 врач провел осмотр и сказал, что «гель подействовал» и сразу же проколол околоплодный пузырь, отметив, что воды чистые. Через несколько минут начались очень болезненные схватки с интервалом 2 минуты. Доктор, проявил «находчивость» и велел медсестрам поставить мне капельницу.

“Накануне родов, я пыталась объяснить врачу, что у меня расслабленные маточные сосуды, а так же я гипотоник”.

Я услышала разговор медсестер, одна из них удивилась подобному назначению. Привязанная к капельнице и КТГ я, извиваясь на кушетке, не имея возможности менять положение тела.

Для тех, кто не знает: комбинацию Папаверин+Дибазол используют при гипертонических кризах в уколах, в капельницах же, практически, не применяется. И что самое интересное: Папаверин в комбинации с Дибазолом оказывает очень сильное расслабляющее действие на мускулатуру матки, расслабляя ее, а так же снижает тонус сосудов, (которые после родов должны сократиться), усиливают кровоснабжение и резко снижает давление.

Получилась диспропорция, доктор дал огромную дозу гормональной стимуляции, тут же начались сильнейшие схватки, как перед потугами, а в качестве противодействия, он стал расслаблять матку.

В 9.30 врач отпустил меня «гулять» по коридору, муж катил капельницу. Через некоторое время он увидел мои страдания в коридоре и сказал «Пойдемте ставить анестезию». Схватки шли уже каждую минуту.

В 10.20 анестезиолог поставил мне эпидуральную анестезию, после чего у меня начался сильный тремор, он вколол мне Трамадол (наркотическое обезболивающее) внутривенно для расслабления и пообещал снизить блок анестезии на потуги. Я почувствовала дурман и стала засыпать, но меня разбудил запах каловых масс. У меня началось интенсивное опорожнение кишечника.

Медсестра тревожно отметила, что у меня низкое давление, я сказала, что я гипотоник.

Около полудня пришел врач, Наталья как раз вытирала последние фекалии, он сказал что: «Полное открытие, сейчас будем рожать» и довольный удалился.

Вскоре трансформировали кресло и отцепили капельницу.

К сожалению, врач не предупредил анестезиолога о необходимости снизить блок эпидуральной анестезии, из-за которой, я абсолютно ничего не чувствовала. Как правильно тужиться мне объяснили только после моей неправильной попытки.

Я поняла, что что – то идет не так.

Врач сразу стал весь мокрый и давил рукой на живот, кричав: «Ты не правильно тужишься!»

Я увидела ножницы, и, как наивная дурочка, молила: «Не нужно резать». На что доктор, сурово парировал: «Вы не о том думаете!». Акушерка сделала разрез, врачу он показался недостаточным, Наталья, с недовольной гримасой вынуждена была подчиниться, и углубила рану, направив боковой разрез вниз.

В 1.30 моего ребенка извлекли, сразу перерезали пуповину и тут же забрали на пеленальный столик, ничего мне не сказав про его состояние и про проводимые процедуры.

К сожалению, врач сразу забыл про меня и смотрел, как реанимируют ребенка, который вяло закричал. После такого количества расслабляющих препаратов и агрессивной стимуляции мне не дали препаратов сокращающих матку. Акушерка, наблюдавшая за мной, сразу заметила начавшееся гипотоническое кровотечение.

Промедления врачей привели к тому, что я потеряла большое количество крови. Кровотечение могло бы иметь тяжкие последствия, но меня спасла хорошая свертываемость крови.

Неправильные действия медицинского персонала повлекло за собой печальные последствия для моего здоровья и здоровья моего сына. Больно осознавать, что с последствиями мне и малышу жить всю жизнь.

Если вы тоже сидите в декретном отпуске или планируете в него уйти, и вам не с кем поговорить, тогда оставляйте свои истории на волнующие темы по ссылке. Анонимность гарантируется!

Вам будет интересно!