У Гарриет и Артура есть сын-подросток по имени Гари, который болен лейкемией и нуждается в доноре костного мозга. Поскольку Гарриет и Артуру не удается найти подходящего донора в существующей базе данных, они решают зачать второго ребенка путем экстракорпорального оплодотворения. Они собираются использовать новые технологии, чтобы убедиться, что второй ребенок станет подходящим донором.

Преимплантационное генетическое тестирование позволяет родителям проверить эмбрионы перед имплантацией и выбрать для подсадки только те, которые имеют потенциал для спасения жизни уже имеющегося ребенка.

Поскольку супругам уже далеко за сорок, и они не готовы растить второго ребенка, они договорились отдать младенца на усыновление молодой семейной паре, живущей по соседству. Обговаривая условия усыновления, они обсудили, что соседи дадут согласие на процедуру от лица их усыновленного ребенка, когда ребенок будет физически способен стать донором костного мозга.

Этично ли для Гарриет и Артура такое решение?

Размышление: братья и сестры, спасающие жизнь

Британское Управление по оплодотворению и эмбриологии человека одобрило эту практику, которая также очень распространена в США (в России нет практики «ребенок — спаситель»: права ребенка защищены, — прим. науч. ред.), хотя точных статистических данных о ее распространенности нет.

Рождение детей с целью спасти старших братьев и сестер часто подвергается критике. Противники этой практики утверждают, что человек не должен использоваться в качестве товара, имеющего определенное назначение. Однако самыми ярыми критиками являются те специалисты по этике, которые переживают за благополучие самих детей-спасителей.

Будут ли родители относиться к ним иначе? Будет ли ребенок чувствовать себя желанным? Вдруг он начнет считать, что его родили исключительно для спасения любимого первого ребенка?

Британское издание Daily Mail процитировало семилетнего Джейми Уитекера, спасшего жизнь своему старшему брату. Он сказал: «Я знаю, что меня родили ради этого, а не для того, чтобы я просто жил».

Уже рожденные братья и сестры, которые не являются подходящими донорами, также могут испытывать ревность или чувство вины. Родители Гари не скрывают своих мотивов. Они не хотят второго ребенка и собираются родить его только в качестве спасителя для первого. Однако их соседи хотят ребенка. Таким образом, их ситуация не похожа на другие случаи открытого усыновления или суррогатного материнства.

Вопрос о том, можно ли принудить ребенка-спасителя стать донором, если соседи будут против, является непростым.

Люди рожают детей по множеству причин, благородных и не очень. В большинстве случаев государство не интересуется мотивами будущих родителей. Кто-то может заявить, что вмешательство государства необходимо в случае пар, которые хотят сделать преимплантационное генетическое тестирование, чтобы создать ребенка-спасителя.

А вы что думаете?

Отрывок из книги «Кого спасают первым? Медицинские и этические дилеммы: как решить их по совести и по закону» Джейкоб Аппель 

Порой трудно представить, с какими сложными этическими проблемами сталкиваются врачи и их пациенты, пока сам не попадешь в подобную ситуацию. Решать их эмоционально тяжело: ставки невероятно высоки. На кону — человеческая жизнь или здоровье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как выглядит послеродовой уход в мире и в России. 3 пункта, по которым мы сильно отстаём

Вам будет интересно!